Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
НОВЫЕ СТИХИ НАЗИРО (В. ГАНШИНА)
 
  
 

ДО СВИДАНЬЯ НОВЫЙ СВЕТ

***
Печенками
Стремлюсь туда
Где солнцем
Залита вода
Где полированный гранит
Мое дыхание
Хранит
Где горизонты
Так круты
Где нет вранья
И суеты
Где в крабьих гротах
Глухота
Где судьбы -
С чистого листа
Где равнодушно
Льется свет
Сквозь иглы сосен
Тыщу лет

***
Из-под снега
Из-под капели
Зарасти меня трава зеленая
Хочу-хочу, чтобы птицы пели
Хочу солнца,
неба синего
Синего, как
прозрачное стеклышко
Из игрушечной страны детства
...................... .
Хочу лужу с корабликом
И соседского тихоню Вовку

***
Раннее время
Лягушачий бог
Передумывает правду
Пытается связать
Расскажи про неожиданность:
Неожиданность сама
Водит нас
По звездной жизни
Сводит с ра-зу-ма
Связал и исчезает
Выше, выше
Исчезают и снова исчезают
Уходят и снова уходят
Вспыхнуть на которой
Это волны играют
Это ветер играет
Играет море

***
Мгновенной этой тишине
Я только малость самую покорен
Как воздух, с игаретою проторен
Висит, срываясь, крик во мне

***
От морской пустоты
Никуда не уйти
И тоскливо,
И бережно, и свежо
Успокоенно хорошо
Что сказали об этом друзья?
Друзей нет
Одна вода
Маслянистая глубина
Умалчивает
Дарит синью
Символ смысла
Какой символ?
..............

***
Настоящее
Все-таки есть
Настоящее
Тонкой нитью
Проходит
По грани событий
На грани сознанья
Там у предела
Слово дарит
Потерянный смысл
И в нем обретает
Значение
Мир, сотворенный
Из звука

***
Ведет гремучая волна
Александрийский медный стих
Алкахетинских скакунов
На берег мраморов морских

***
Расстелился
Моря Черного
Синий плат
А у рыбы окуня
Желтый глаз
Глаз да глаз
Да полосы
По бокам
Сносят нас осыпи
На крутых руках

***
Свет сполохами
Свет. Осыпь
Осыпь палевая
Огневая россыпь
Осыпь палевая -
Пера росчерк
Провисаю в себя
Наощупь
Осыпь палевая
Неба-просинь
В пропасть памяти
Сносит-сносит
Рассвет помнишь?
Рассвет помнишь?
Волосы-руки-опомнись
Он еще занимается
Тона заменяются
Красное-палевым
Палевое-желтым
И еще свежо так

ТАМ
Где дорога расходится
Волны-тела-и-песни-Севера
Плавали-прикипали-пели
Горькая полынь - серая
И не передумать никак
Если ты сидишь вот так
И глядишь просто так
Не молчи - но молчи так
Чтобы оставался непонятым
Только запах твоих волос
Полыни запах...
***
Прядут серебряные зыби
Кристально-серый моря плат
В глубинах огненные рыбы
Пространства кружево кроят

Сердолик бьется в мутной пене
Хрипит и плачет пустота
И солнца луч - крылатый гений
Целует пламенно в уста
.......................
Как холодное губ прикасанье

***
Глаза:
Блеск глаз
Выразителен
Глаза - Вселенные
Глаза - холодные
Спокойные и глубокие
Но разве...
Падающие глаза
Не звезды?

Губы:
Движения их
Мгновенны
Они постоянно
Меняются
И преображают
Окружающее их лицо
Что они нашепчут?
"Я люблю тебя"

***
В ракушке волны шумят
В ракушке чайки кричат
Солнце и звезды смеются
Детские песни поются
:::::::::::
В ракушке время уснуло
В серый клубочек свернулось


***
Большая рыба
Рябое солнце
Играла рыба
Играло солнце
Играла рыба
Водой и солнцем
В воде рябило
Рябило в рыбе
Рябое солнце
Рябая рыба

***
Плоскостью сплющенный -
наполовину
Синий цветок
Запах жасмина.
Спектры кармина
Солнца глоток

Тени ложились на серые камни
Лавовый свал
И обнажались любовные ставни
Сотнями жал

Поля - хозяйка, ругалась вполслуха
В правом крыле
Смутно кипело медвежее ухо
В звездном котле

Голуби глухо зобы прочищали
Из-под земли
Мы им с тобой напряженно внимали
Слов разобрать не могли

***
В раковине розоватой
Столько музыки и света
Столько пенного прибоя
Столько благородных линий
Столько солнечного зноя
В раковине розоватой
Столько запахов бездонных
Столько мудрого покоя

***
Рыба
Все-таки сдохла
В 5.17.
По раннему времени
Светляки
Осияли небо

Какие светляки!..
Свет на
Расстоянии руки
Абажуры смерти
И любви
Верные приятели
Мои

***
Вал гремел
Смычки ломались
Скрипок ряд позеленел
И бессмысленно вздымались
Груды бледно-белых тел

Вал гремел
За гранью света
Тьма кустилась и цвела
Там оранжевым рассветом
Канарейка умерла

Вал гремел
Дрожали хоры
Ветер яростно крепчал
И сходились в пляске горы
Гомерических начал

***
Припадаю на стертую ногу,
Под сверкающим солнцем бреду,
Проклинаю жару и дорогу,
Проклиная, пощады не жду

Меганома круты горизонты
Травы выжжены до желтизны
Где радаров ажурные зонды
Сторожат зазеркалье страны

А в свинцовых пластах минералов,
Где веков опрессована тьма
Сладкозвучное имя - "кораллы"
Кровоточит:
и сводит с ума

***
Море устало за день
Хрипло сипит у ног
День этот был громаден
Желт и горяч песок

Вяжутся длинные тени
Рыба кипит в котле
В жизни таких мгновений
Не было на Земле

Холодно - водка греет
Зубы волшебно стучат
В небе прозрачно зреет
Ягода Агичат

***
Свет и солнце
............
Свет и солнце
Тихо спят
За горами
Свет и солнце
За горами догорает
Остывает небо ГОР
И бегу, кричу, немею
Ухватить и удержать
Злато горного злодея
...................
Трудно жить
Легко дышать

***
Светом залита вода
Пузырится за кормою
В небе поздняя звезда
Вновь прощается со мною

"До свиданья, Новый Свет!
Ностальгически манящий
Притяженьем настоящих,
Будущих и прошлых лет"

Катер воду рвет винтом
Пестрый день в права вступает
Мозаичный Меганом
В серой дымке пропадает...



Из цикла 'СТО ЛЕТ ОДИНОЧЕСЕВА'

Стихи полковника Хосе Аркадио Буэндия,
найденные в разрушенной купальне


Из синих волн,
Из снежной пены
Из сновидений ты пришла
И нежным запахом сирени
'Люблю тебя', -
Произнесла

***
Пробираюсь в Макондо
Сквозь бесчисленных тварей шипенье
Лиан воровское круженье
Пробираюсь в Макондо

Пробираюсь в Макондо
Сквозь расстрелов кристальное зренье
Распятие и воскресенье
Пробираюсь в Макондо

Приближаюсь к Макондо
Наощупь, по слуху, по звуку
Сердец вековую разлуку
Приближаюсь к Макондо

Проникаю в Макондо
Молитвенно воздух целуя
У порога шепчу: "Аллилуя"
Проникаю в Макондо

Припадаю к Макондо.
Любви аромат и легенда
Одиночества жизни крещендо
Пропадаю в Макондо:


***
Он хотел
Сказать людям
И выбежал
Им навстречу

Его никто
Не заметил

Он залез
На сверкающий
Купол
И крикнул по
Гулким крышам

Его никто не
Услышал

Он вышел
К карнизу
(Ему хотелось
быть ближе)

Когда он упал
Все сбежались
И решили,
Что он
Оступился

***
Взрывная вода
Сорок тыщ мегатонн ледяных островов Антарктиды
Сорок тыщ мегатонн
Кристаллогидратов в мантийной скорлупке Земли
Семенов-Тяньшаньский сказал,
Что вода - это вечная жизнь поколений,
Ньютон после кружки крепчайшего эля
Говаривал будто вода - это неумолимо бегущее время
А Аум-Синрике из воды сделал культ
Поклонения ангелам смерти
Но когда же прозрачные струи ее
Оросят мое сердце
Оплавленное, как Аравийские скалы
Иссохшее, как Галилео
В застенке святой инквизиции
Неутоленной
Жаждой
Любви

***
В этом городе страстном и сонным
Под названьем негромким Макондо
Где иссиня-бездонное небо
Над домами под солнцем Макондо
Где неистово-звонкие птицы
В тишине оголтелой Макондо
Где огромные белые камни
Над рекой в перекатах Макондо
Где беспечно-влюбленные франты
К синьоритам заходят под вечер
Скоротать бесконечное время
В одиночестве полном Макондо


***
Меж выжженных скал
На черном песке
Под солнечным ветром
Стоял золотой галеон

***
Смех Кендзабуро Ое на прогулке
При свете звезд и лунных озарений
Смех Кендзабуро Ое в белом шелке
Хрустящий и сверкающий на солнце

Бесплодная попытка к совершенству
Гуляки праздного
Смех вечной мерзлоты
Подрубленный и иссушенный корень
Зеленый мох и пчелы в орхидеях
Смех странный и навеянный пространством
Несчастливых домов
Бродяги Бо Дзюи

Смех Кендзабуро Ое в шуме моря
Порывах ветра, ночи исступленьи
Внезапном и больном преображеньи
Когда дневные страхи чутко спят

***
Хоронили Хосе:
Короля моего одиночества
Над сельвой сгущался туман.
На бескровных губах провис неразгаданный крик.
Уходил в никуда,
Мелькиадеса веря пророчествам,
Омытый ветром и морем
И тропическим солнцем
Красивый могучий старик.

А поутру шел дождь
Бесконечный беззвучный,
По крыши, засыпая Макондо,
Гирляндами крошечных желтых цветов.
Проплутав в лабиринтах бесчисленных комнат,
Буэндия спал и, казалось, не слышал
Как в далекой лагуне
Истошно кричат петухи,
Змеи вьются в песках
И горит в голубых светляках
Галеона когтистый орлиный
Хрипящий остов.
Провожали его небожители
С песнями путь расчищали.
Из проклятой бессонницы
В обетованную Землю кладя:

***
Забываю слова
И пишу на дощечке "Корова"
Она детям дает молоко.
Его сушат и
С сахаром
В кофе кладут
Кофе пьют по утрам
И как дым сигареты,
Невесомое слово
Замыкает в пространстве
Извилистый огненный путь

Забываю слова
И пишу на дощечке "Молитва"
Ее в старенькой церкви
Во Господа имя поют

***
Плодитесь коровы -
Жизнь коротка!
Любовный напиток
Жжет сердце пока
Безумное солнце
Палит свысока
И пуля шальная
Минует виска
Плодитесь коровы -
Жизнь коротка!
Пока карнавальная
Манит река
И в огненной схватке
Не дрогнет рука
Пока на бумагу
Ложится строка
И ангелы смерти
Не сплюнут: "Тоска!"
Плодитесь коровы!

***
Э-гей! Просыпайся, Креспи!
Солнце в сельву упало
В Макондо несутся песни
Райского карнавала

Шнуруй свои туфли и шляпу
Повязывай шею бантом
С кармелитками тарантеллу
Спляшем на дель-Амаранта

В приюте бродяг веселых
Тамбуринами воздух дразнящих
Сбацаем, пупсик, ламбаду
Круче чертей настоящих

Целуй, сеньор, меня в губы
Душа для счастья открыта
В танце влюбленное сердце
Плещется, как Рио-Рита

Красавчик! Станцуем джигу
Жизнь - не на дне стакана
Она разгулялась сегодня
Неистовей океана

Не думай о смерти, счастливчик!
Кружись в карнавальном угаре
Целуй и держи меня крепче
Ночью столкуемся, парень!

***
На веревке
С крахмальной
Простыни
В карнавальное
Небо осени
Словно дикие
Гуси-лебеди
Улетает моя
Ремедиос

За мальчишкой
Придуманным образом
Невесомым
Плакучим облаком
В песне ветра
За ясным месяцем
Улетает любовь -
Ремедиос

Что наделали
Натворили вы,
Птицы памяти
Острокрылые?
В черном небе
Следа
Не останется
Сердце жаркое
Льдом затянется

Лишь останется
Пулей пробитое
Живой - мертвой
Водой омытое
В Мелькиадеса
Снах - пророчествах
Мое верное
Мое гордое
Мое полное
Одиночество

***
Перечеркнуть себя
И вдруг
Прорваться в заповедный
Черный круг
Стремительно
Ревущим метеором

По душным
Византийским коридорам
............
Там губы влажные
В бесстрастной немоте
Предательским покроют поцелуем
И сладкий запах дорогих сигар
И совести
Щекочет ноздри...

***
Притихли и прощаемся -
Прости
Чего-то в жизни
Вечно не хватало
И жизнь сама
Куда-то улетала
И поздно вдруг
Свободу обрести...

***
В толпе ловлю себя:
Привычные вопросы
Не рассвело
Но улица не спит
На огонек
Взлетевшей папиросы.
Приятный голос.
Ветрено
Знобит...

***
В жимолости
Красоты и зла
Постигаю тайны
Ремесла
В сумерках
Березовый декор
Проволокой опутанный
Забор
Паутина на руку
Легла
В жимолости
Красоты и зла
Постигаю
Смятую траву
Сломанной соломиной
Живу
Жалобой
Жужжащего шмеля
В жимолости
Красоты и зла

***
И неведомо откуда
И неведомо куда
Душ пространственное чудо
Как под током провода

Тьма спустилась и сгустилась
Фиолетово - черна
Ртутным блеском очертилась
Подбежавшая волна

На прибое - льда припое
Снег, как соль,
Хрустит в ночи
И одеты в голубое
Звезд воздушные лучи

***
Нет ничего
Кроме ничего
Нет игры
Кроме игры
Нет языка
На котором
Я не сумел бы
Сказать:
'Сотри меня...'

***
О! Бесконечно
Бархатная тьма
Хранительница
Вздорного ума
Вселенских дыр
Отшельнических келий
Морских глубин
Забытых подземелий
Пустых глазниц
Везувия глухого
...............
Тьма таинства
Неназваного слова

***
Ночь летит
Дрова сгорают
Льется сонное тепло
Мысли гулко улетают
Сквозь оконное стекло

Где-то там
На полустанке
Заблудились поезда
Двухминутные стоянки
Расставанье - навсегда

Разминулись...
Нет подруги
Нет любви
Огонь угас
Сердца стук
Да посвист вьюги
Черной вьюги, вздорной вьюги
Да метели
Страстный пляс

***
Он затянул мне горло
Паутиной
Сушит вены
Работает на совесть
Старый краб
Мой яростный
И беспощадный враг
Глухой и сумеречный гений

Он не спешит
Вершить свои дела:.
Трещит в ночи
Шагреневая кожа

И Амаранта
Саван доткала.

***
Ты слышишь, стреляют
Стреляют, стреляют
Это по тебе стреляют
По мне стреляют

Значит "Война"?
Значит "Война"
Урсула,
По ком плачет она?

По тебе горюет,
По мне горюет
По Аркадио плачет она

***
Не бойся тишины -
Она твоя
В ней пули свист
И песня соловья

В ней темный бред
Забытого ручья
В ней
Вековая тайна бытия

Пусть в сердце
Поселится тишина -
Высокая
Огромная страна


***
Ты - любер
Я - килер
Я - килер
Ты - любер
Мы - оба прекрасные парни
Империи маргиналы
Подонки и кардиналы
Сойдемся в смертельной драке
В тельнике и во фраке
На оборзелой палубе
Расхристанного корабля
Эй! Канониры!
Крушите борта и сортиры
Веселитесь, братва, жируйте!
Мажьте погуще ядрами!
Пейте смерть
Сквозь пустые глазницы гаубиц
Кровавыми языками стингеров
Нет проблем
Ни с вином, ни с припасами
Напируемся доупаду
Рассчитаемся черепами
Даровитыми черепами,
Мозговитыми черепами,
Перебитыми черепами
Мертвые сраму не имут
Мартышки свинячее нас
Глазами стеклянных пуговиц
Сердцами расстрелянных улиц
Шагами декабрьской стужи
Горлом любви и ужаса
Сольемся в мордастой страсти
На местечковом праздничке

Как люто гремят констаньеты
А, может быть, это кастеты
Мы оба с тобой эстеты
Непризнанные поэты и
Гении зла
И пусть нам с тобою, любер
И пусть нам с тобою, килер
От Вислы и до Китая
Как истина пропитая
Не Джоконда, и не Даная
А гулящая и смурная
В парчу и рванье разодетая
Былинным бичем воспетая
На красную дыбу вздетая
Оплаканная и отпетая
...................
Привидится последняя, любер!
Привидится последняя, килер!
Присно клянусь,
Дево-Богородица!
Ранами младенца твоего
Жилами сердца моего!
Наша с тобой, загубленный
Наша с тобой, возлюбленный
Наша с тобой, первозванный мой!
Единственная
Земля!

***
Больше всего поражаешься
эксклюзивности бытия:
Летит вертолет -
командный пункт находится на земле
Цели дают по рации -
только курсор перемещай
А ночью стонут оранжевые
ирисы на стекле
В доме, растаявшем призраком
в шумерском селе
И в сотый раз констатируешь,
что весь этот полный бред
С нами не прекращается -
тянется в никуда
Ниточка не раскручивается -
нет веретена
Камнеломка цветет по кладбищам
и в обмороке луна
И что бы в мозги не всучивали
про истину - как она есть
Вертолет пролетает по курсу,
сметая огнем все
И ирисы пламенной тенью
взлетают на небеса,
Где запахом крэка ломается
ангельская попса
И только сочней и радостней
камнеломки цветут
На Макондовском кладбище
анаконды снуют
Над ними кайфуют влажные,
конформные облака
Свидетели снежных ландышей,
грядущих издалека

***
И ушел далеко
По травам и облакам
По зыбучим сыпучим снегам
По летающим рыбам и птицам
Сверкающим в небе зарницам
Сквозь рассветы
Сквозь синеву
По дремучему волшебству
По всему,
О чем невозможно не только сказать
Но даже подумать
Ушел далеко-далеко
Ушел навсегда

***
Ты будто бы хочешь
Спросить у меня
Но голос глухой пропадает
За черными стеклами стрелки дождя
В березовый смог убегают
И я все пытаюсь
Ответить тебе:
::::::.
Так все перепуталось
В нашей судьбе...

***
Эта жизнь,
Этот смех,
Это в бездну летящее время...
А ты видел, хоть раз
Как беспомощно письма горят?

***
Свет раскаленный и скупой
Свет искривленный и слепой
Свет Вольтовых координат
Свет полу-свет , и полу-свят
И полу-свит в дугу дугой
Свет Люцифера
И другой:
Гомера, Гете, Данте свет
Самоубийца и поэт
Затравлен и загоговорен
В астральном золоте икон
Свечей и эполетов свет
Свет судных и паскудных лет
Свет воронков и лагерей
Свет исполнительных людей
Рубином скрученный в иглу
Прорвать
Кармическую мглу

***
Мама! Мама!
Спой мне песню
От которой рыбы в море
В глубине своей прозрачной
Собирались в хороводы
Пред царицею прекрасной

Мама! Мама!
Спой мне песню
Я давно ее не слышал
Мне сейчас так грустно, Мама!
Я живу все тише-тише
Помнишь к нам на одеяло
Стрекоза с небес упала
Ты ее мне показала
И на небо отпустила
Веришь, Мама!
Знаешь, Мама!
Мне сейчас так не хватает
Этой хищницы хрустящей
В гулкой ночи уходящей
Где когда-то ты мне пела
Как любила и умела

Мама! Мама!
Видишь, Мама!
Я забыл твои ладони
Пальцы рук и губ касанья
К волосам моим курчавым
В час, когда так тихо в мире
Словно в старенькой квартире
Я прошу, тебя, родная,
Спой в последний раз мне песню
Ту, которую певала
Мне когда-то южной ночью
Чтобы смог к тебе прижаться
Бледным пламенем, сгорая
И уже не расставаться
Никогда, моя родная!

***

Душа под капельницей
Пустота
Вдоль гулких невесомых коридоров
Обрывки смеха, чьих-то разговоров
Глаза сжигает лампа Ватт в семь ста
Забыли выключить и все ушли с поста
..................................
В ноздрях пробили - кислороду ход
По альвеолам жар пустынь течет
И мысли легкие под потолок взлетают
Часы грустят, а, может быть, лукавят
В крови зудит невидимый микробус
Хочу кричать, но голос слаб и тих
Как душной тишиной рожденный стих
А сквозь окно влетает аэробус
В морозном воздухе меж веток облепих


***

Силы тают с каждым днем
Жар сжигает альвеолы
Я боюсь забыться сном
Сном печальным и веселым

***
Капельницы кружат надо мною
Словно вороны с соседнего двора
Как гроза, прольются стороною
Иль введет их в вену медсестра

Мне еще неведомы те страны
Где живут без боли в облаках
Встать в степи на поле снежной брани
Там простор - здесь серость и тоска

Ах! Как глупо слышать причитанья
Скучный медицинский приговор
Вы мне разрешите на прощанье
Босиком на госпитальный двор

Чтоб глотнуть стерильно чистый воздух
Пусть недолго, пусть в последний раз
И потом - к друзьям, стихам и звездам
Где Макар еще телят не пас

Сестры ощетинились шприцами
Очертили смерти полукруг
Знаешь, Таня! Мы еще потянем...,
Дай мне руку - это сердца стук:

***
А в доме у меня
Кружатся пчелы
И петухи кричат
Скрипят колки
Потертой пианолы
[Минорный ряд]

В облатках паутин
Присохло лето
И зимний сумрак наг
Любимые встречаются поэты
Скрл-дыг-даг!!!

Забытые слетаются желанья
И в предрассветной мгле
Там смутно пахнет чаем и геранью
На мамином столе

***
Земля и Женщина
Два совершенных чуда
Когда взрослею я
И прорастаю
Из суеты
Ростками благородства
Как глубоко и полно ощущаю
Их над собою власть,
И превосходство

***
За все
Расплатиться придется...
Так карты и
Сны говорят:
За солнце,
Что в лужах смеется,
За любящий
Женский взгляд

За песни,
Которые пели,
За душный
Черемухи цвет,
За кипень
Крещенской метели,
Нежнее
Которой нет

За светлую радость
Встречи
С родительским домом,..за
То, что был так беспечен ...
В клетке из прутьев
'Нельзя'

За слово и нерв
Поэта:
Навылет, дружище,
Насквозь,
За музыку
Лунного света
Под грохот
Земных колес

За предощущенье
Цели
На спусковом крючке
В простеганой ветром
Шинели,
С Костлявой
Накоротке

За взятую
Горлом ноту,
Вираж
Триумфальной трубы
По самому
Верхнему счету
Десятибальной
Судьбы

***
Безумствуют в Севилье соловьи
Ревет белуха за полярным кругом
Весне навстречу на круги свои
Выходит бык и
вороненым плугом
Проводит в чистом поле борозду,
С прицелом на Полярную звезду:

Я с пахарем накоротке знаком
Я был землей, и плугом, и быком:

***
В паутине заблудилось утро
В паутине заблудился вечер
Лето в паутине заблудилось
Лету что-то странное приснилось

Будто за полярными кругами
Бродит осень тихими шагами

***

Полковнику никто не пишет

А что писать? когда и так все ясно
Что океан штормит, а розы вянут
Что городские стены обвалились,
Что на Земле темно и одиноко,
А небесам до нас давно нет дела

Полковнику никто не пишет:
И в скуке пестрых дней позеленели,
И высохли в чернильнице чернила
Все выстрадано, все поизмельчало
Друзей не слышно, и врагов не стало
Не разпалять же в сердце желчь и смуту
Лишь потому, что подлость снова в моде
И дождь в Макондо льет, не прекращая

Полковнику никто не пишет:
Ни Геринельдо Маркес, ни другие ***
В чьи души вьелся насмерть запах дыма
Болот и крови, пороха и пота
Что даже из могил проистекает
Тяжелым нескончаемым проклятьем
Никто не пишет, ну и, слава богу
Залег в берлоге, никого не видит
Не пьет, не ест, не открывает ставень
Глухой как черт, в пыли и паутине
Разглаживает на коленях время
Пергаменты, что трогал Мелькиадес
Сухими узловатыми руками,
Дыша парами золота и ртути,
Навоза, жевеля и кориандра
Переплавляет в звонкие браслеты
Старинные дублоны и пиастры,
(Согнувшись в три погибели над тиглем)
Китайским рыбкам в огненные глазки
Зеленые врезает изумруды

Полковнику никто не пишет:
Лишь иногда бессонной гулкой ночью
Когда все в мире залито луною
И тишина стоит, как нож, под сердцем
Выходит по скрипучим половицам
К балкону, где дрожат и стынут звезды
Где девочка в серебряном сомбреро
(Похожая на ту с дагерротипа
В малиновом плаще с железной пряжкой
С копной волос, жемчужным ожерельем,
Пророческими серыми глазами)
Под звуки заржавелой пианолы
Протягивает куклу и смеется
А он в ответ неистово бормочет
Роняет куклу и не к месту плачет
Предательскими глупыми слезами

Полковнику никто не пишет:
Небо!
Опять горят, опять, как жабы, вспухли
Под мышками проклятые нарывы
Мешают спать,
И норовят открыться.

***
(из консерваторов и либералов,
бродяг, романтиков, предателей, поэтов)
И когда
Через тысячу лет
Или, может быть, прожитых жизней
Сбив железные сапоги
На негнущихся ногах
Подойдешь к незнакомой реке
И сырость ударит в лицо
И крапива обожжет ладонь
И рыба плеснет в бочаге
И упадешь в траву
И опьянеешь от запахов
Сероглазого детства
И мириады светляков
Шурша золочеными крыльями
Вылетят из звездных нор
Когда молочный туман
Зальет притихший луг
И рыжие змеи
Поползут по звенящей росе
Когда опустишься на колени
И не узнаешь своего лица
В незрячей воде
Тогда - наконец поймешь,
Что высокий свет над тобой -
Это - все, что есть у тебя
И разглядишь в упор -
То, что давно потерял
Зачем в каменистой пустыне
Вечность преодолевал
Зачем молился неистово
И ноги в песок стирал
И тогда
Укрепившись сердцем и мыслями
Поплывешь в ледяной воде
Навстречу своей неистовой
Рыжей, полынной звезде

Туда, где над плесом манит
Прозрачна и холодна
В зеленоватом тумане
Оранжевая луна
Где синие сосны и скалы
В рассветный, призрачный час
Под пологом ртутно-алым
Даже не вспомнят о нас
Лишь только сверкнет над росами
Над ракушкой завитой
Огромный
Звенящий
Розовый
Сверкающий
Диск золотой




 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик