Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
ДМИТРИЙ ВИТЕР
 
  
 


СЕНТЯБРЬ

Хрупки пределы стойкости,
И страх меня настиг:
Стремглав лечу со скоростью
Один сентябрь в миг.

Опять трагичны новости,
И счастье - не для нас:
Я падаю со скоростью
Один сентябрь в час.

Успех - одни условности,
А свет - лишь только тень:
Бегу вперед со скоростью
Один сентябрь в день.

Все надоест мне вскорости,
Мой отменен полет:
Едва иду со скоростью
Один сентябрь в год.

Рванусь из зла и подлости
К истокам чистых рек,
Судьба пугает скоростью -
Один сентябрь в век.

Иссякли силы полностью.
Как спазм, как легкий бриз,
я выдохнул со скоростью
Один сентябрь в жизнь.

***
Ухожу в свою мечту,
В центр калейдоскопа,
В вихрь, в свободу, в высоту,
В круг водоворота.

Не хочу я умирать
Мухой в паутине,
Буду пыли слой стирать
С красочной картины.

Окна, двери распахну
В мир прямой и чистый!
Ну, а ты иди ко дну
По своей прописке:

Я уйду и не вернусь
В свете дней морозных,
На пороге оглянусь
И растаю в звездах.


МЕРТВАЯ ТОЧКА

Все затихло.
Ждет толчка.
Оборота, шума, стука,
Оглушающего звука
И вращения волчка.

Но напрасен
этот зов.
Мир застыл на перекрестье
И мертвеет в равновесье.
Оборвался ход часов.

Он не нужен
Никому.
Выпрямляются спирали.
Но не скрежетание стали
Выбираю - тишину.

Закрываются
Глаза
Раскаленный снег не тает.
Время давит, угнетает -
Изменить судьбу нельзя.

МИНУТНОЕ СЧАСТЬЕ

Полет воздушный
Мечты крылатой
Из рамы душной -
В мир грез. Объятый
Мелодий хором
И цвета тканью
Дышу простором,
дышу сияньем.
Как хрупко счастье,
едва удержишь.
Все окна - настежь,
И страх повержен.
Минута пала -
Я вновь невесел
И жду начала
Своих депрессий.

ВЕЧЕР
1
Остывают мечты постоянно,
Остывает и веря, и злость.
Весел был я вчера, как ни странно,
А сегодня опять началось:
2
Шесть цифр - и день очерчен четко
В ряду других, таких, как он,
Мелькнул - и канул мимолетно,
Оставив дату, строчку, сон.
3
Ничего не хочу. И не надо
Объяснять красоту бытия.
В пессимизме бывает отрада,
А иначе я был бы не я.
4
Пустота во взгляде,
Тени на полу,
Ночь сидит в засаде,
Источая мглу.

ЖЕЛАНИЕ ЗАБЫТЬ

Забуду имя-отчество
Чужое и свое.
Укроюсь в одиночество,
Я кану в забытье.

И, пересекши линии
Всех судеб в точке сна,
В меня вонзится клиньями
Ночная тишина.

Я знаю: это символы,
Их гул всегда безлик,
Слова пусты, и ими ли
Мне высказать свой крик?

Но хочется до жжения
Все бросить и уплыть
В страну без отражения,
Где можно все забыть.

МЕТРО 'КИТАЙ-ГОРОД'

Друг друга ждем, не замечая,
Я в 'Городе', а ты в 'Китае'.

Нас разбросало по вселенной
Подземной, метрополитенной.

Мы расстаемся так некстати
На временной координате.

Видать, судьба у нас такая:
Ты в 'Городе', а я в 'Китае'.
ЭЛЕКТРИЧКА 'МОСКВА-БАРСЕЛОНА'

Электричка 'Москва-Барселона'
Отправляется с третьей платформы.
Я, наверно, живу незаконно,
Если даже билет не оформил.

Я, наверно, не буду влюбленным,
Я, наверно, не буду счастливым.
Электричка 'Москва-Барселона'
Пусть несет меня неторопливо

Мимо волн, островами нагретых,
Мимо низких, распластанных сосен,
Покидая холодное лето,
Покидая холодную осень.

Я хотел бы остаться надолго,
Я хотел бы, да некуда деться.
Мимо окон - такая погода! -
Но никак не могу я согреться.

Не хочу заговаривать первым,
Не хочу выходить из вагона.
Я останусь навеки, наверно
В электричке 'Москва-Барселона'.

МУЗЫКИ НЕ БУДЕТ

Музыки не будет,
Зря не торопись.
Проживают люди
Медленную жизнь.

Проходя по будням,
В середине дня
Музыки не будет.
Извини меня.

Будто бы впервые
Мы наедине.
Музыки не выйдет.
Не скучай по мне.

Музыки не будет.
А в конце пути
Кто тебя осудит?

В ПОЛУСНЕ

Рухнул дом,
Чека сорвалась,
Чей-то стон
И чья-то жалость.
Лопнул шар,
Оглохло эхо.
Мир - пожар,
Антоним смеха.
Взмах руки,
Истома в пальцах,
Вой тоски
Растянут в пяльцах.
Вспыхнул свет,
Зрачки метнулись.
Он ослеп.
Мы не вернулись.
Нас кружит
В багряном танце.
Снег лежит
В протуберанце.
В тот момент,
Ударив тенью,
Элемент
Стихотворенья
Пробежит,
Сомкнувши веки.
Замолчит.
Теперь - навеки.

ЗИМНЯЯ СКАЗКА

На холодной белой площади
Начинается рассвет.
В тишине стоят всенощные
Продавщицы сигарет.
Мимо них, тихонько сетуя,
Обернув плащом нутро,
Человек бежит в нагретое,
Ежедневное метро.

Он согреется вот-вот,
Если вдруг не упадет.

А за ним - смотри внимательно,
Не останься в стороне -
Все сползают по накатанной,
Утрамбованной лыжне.
И отсутствие неброское
Никого не удивит.
На наклонной белой плоскости
Мертвый человек лежит.

Кровь стекает под углом
Контур обведён углем.

***
Мне кажется, что дома больше нет,
Лишь только я пройду бардак вокзальный,
Лишь только проводник возьмет билет,
И я пройду в вагона угол дальний.

Мой дом, всегда считавшийся моим,
Остался в стороне, за занавеской.
Я не смотрю, но зреньем боковым
Я вижу силуэт его нерезкий.

Мне кажется, что это навсегда:
И полок откидных архитектура,
И желтый коридор, и провода,
Провисшие над поездом понуро.

Дома не могут ждать помногу лет,
И, снова оказавшись за порогом,
Мне кажется, что дома больше нет,
А есть одна железная дорога.
***
Я проиграл. Спасибо, что сказала.
И как еще твоих хватало сил?
Я был не нужен с самого начала,
А с некоторых пор - невыносим.

Зачем тебе мой пыл, зачем пожар мой?
Сойду не за шута, так за глупца:
Вскрываю вены телефонной картой
И жду конца столетья. Жду конца.

***
Когда расклеится сугроб,
Преображая город старый,
Мне станет жалко наших троп -
В них проступают тротуары.

Зачем весна мне? Я готов
Её сменить на снег и вьюгу,
Мне станет жалко холодов,
Притягивавших нас друг к другу.

Я буду вспоминать, как ты,
Скользя по льду, меня держалась,
И долгой зимней темноты
Мне не вернуть. Какая жалость,

Что распадается февраль,
Не нашей теплотой согретый.
И больше всех мне будет жаль
Любви, не увидавшей лета.
ОЖИДАНИЕ ЗИМЫ

К черту все! Опять сумбурно
Стилизованные стены
Надвигаются бравурно,
Пылью взвесив гобелены.

Заменяют лица маской -
Победителей не судят.
И в софе трясиновязкой,
Захлебнувшись, тонут люди.

Голова болит от света.
Утро вечера мудрее,
А зима мудрее лета -
Так приди же поскорее!

ВРЕМЯ

А мгновенья все падали, падали:
Свою жертву, о время, оставь,
Для тебя слишком много здесь падали,
Выбирай, что по вкусу, и правь.

Мы, как скот на убой в этом времени,
До смешного мала наша жизнь,
В прахе вязнем руками, коленями.
А мгновения падают вниз.

ДЕНЬ

Carpe diem
Гораций

День прошел
пусто,
День
невесом.
Рвано
и грустно,
В окна
лицом.

День был
задушен
Праздной
тоской
Смят и
разрушен.
К черту
покой.

Я
ненавижу
Дни
пятен стен
Я
себя ниже
Я
себе плен

Вечер
дразнящий:
'Что, мол,
сорвал
День свой
пропащий?'
'Да', - я соврал.

УСТАЛОСТЬ

Протер осторожно края у глаз
И выдохнул сильно, насколько мог.
Усталости душный и вязкий газ
Меня усыпляет, как город - смог.

И если не брошу я дел своих,
То вряд ли смогу их вести до конца.
Все спит беспробудно, и только стих
Последнею искрой летит с лица.

ПЕРВЫЙ СНЕГ

То ли вверх,
То ли вниз
Падал снег
Этим днем.
Он влетел
В нашу жизнь
Поутру
С октябрем.

Сыплет снег
Горсти слез,
Мягкий лед,
Дар небес,
Миллион
Белых грез.
В землю пал
И исчез.


ВЕЧЕР
1
Остывают мечты постоянно,
Остывает и веря, и злость.
Весел был я вчера, как ни странно,
А сегодня опять началось:
2
Шесть цифр - и день очерчен четко
В ряду других, таких, как он,
Мелькнул - и канул мимолетно,
Оставив дату, строчку, сон.
3
Ничего не хочу, и не надо
Объяснять красоту бытия.
В пессимизме бывает отрада,
А иначе я был бы не я.
4
Трещины на взгляде,
Тени на полу,
Ночь сидит в засаде,
Источая мглу.

ЖЕЛАНИЕ ЗАБЫТЬ

Забуду имя-отчество
Чужое и свое.
Уткнувшись в одиночество,
Я кану в забытье.

И, пересекши линии
Всех судеб в точке сна,
В меня вонзится клиньями
Ночная тишина.

Я знаю: это символы,
Их гул всегда безлик,
Слова пусты, и ими ли
Мне высказать свой крик?

Но хочется до жжения
Все бросить и уплыть
В страну без отражения,
Где можно все забыть.

МИР ОГРОМЕН

Мир огромен.
Я не скромен
Если рядом с миром встал.
Паровозом
Тянет проза
На меня словес металл.
Весь метался,
Измечтался
Быть на небо выше всех.
Из развалин
Склеен, свален,
Из рыданий выжал смех.

Выпал снегом
Грязно-белым
На горячую плиту
Вашей жизни
Там, где слизни
Все хватают на лету.

Таю тушей - море сушей
Заменили на заказ.
Сколько можно
Осторожным
Быть, боясь своих же фраз?

Выжат разум.
Вижу - сразу
Я раздавлен, сжат и сбит,
Брошен наземь,
Безобразен:
Мир огромен, сыт и спит.

ПОКА Я СПЛЮ

Ударь быстрей, пока я слаб,
Пока я сыт, пока я вру,
Пока я когти выдрал с лап,
Пока молюсь календарю.

Ударь с размаху, не жалей
Меня, заснувшего в тепле,
Меня, рыдавшего от флейт,
Меня, забывшего о зле.

Вонзи мне в спину тот же нож,
Что сам я на тебя точил,
За то, что я на вас похож,
За то, что подлецов простил.

Спеши, пока я крепко сплю,
В мой сладкий чай отраву лей
И в душу мягкую наплюй,
Моих очков оправу бей.

Ну что ж ты медлишь? Берегись!
Сон рухнул, словно дом на слом.
Роняй оружье и беги
И жди погибель за углом.

НЕ ИЩИТЕ

Потеряйте меня,
Как ребенка в толпе.
Не ищите, темня,
На своей широте.

Я немного устал,
Не хочу ничего.
Замолчите, уста,
И не хмурься, чело.

Если нужен себе -
Выйду там, где не ждут,
А пока без бесед
Проживу как-нибудь.

СКУЧНО

Полночь в небе,
Я - внизу,
Я в ковчеге
Дней вчерашних
Плыл на новую грозу,
Важный.

Влажный воздух
В душу лил,
Словно воду,
Память мира.
Свет немел и свет не мил.
Сыро.

Стыло тело
В тишине.
Ночь-Отелло
Душит звуки.
В дверь стучат. За мной. Ко мне.
- Руки!

Это время -
Забирать.
Ноги в стремя
Заковали
И пустили умирать.
- Звали?

Жаль: Ну что же:
Раз другой:
Уничтожен
Равнодушно
Этой жуткой тишиной.
Скучно.

АВТОПОРТРЕТ

Юноши не верят, что когда-нибудь умрут.
Хэзлит

Errare humanum est - Человеку свойственно ошибаться
Цезарь

Мал и нескладен,
Молод и глуп,
Знойно прохладен,
Вежлив и худ.

Эгоистичен,
Самолюбив,
Был истеричен,
Но незлобив.

Вяло внимает
Мненью иных.
Но проступают
В мыслях ночных,

Словно упреки,
Кровь леденя,
Впалые щеки
Смертного дня.

КАК ВСЕ

Когда я горд собой
И верю, что способен
На все, то слышу вой:
'Ты, думаешь, особенный?

Ты, думаешь, совсем
Другой и непохожий?
А ты такой, как все,
От кости и до кожи'.

Упреком не новы:
Стреляющие в спину,
Да, я такой, как вы,
Но лишь наполовину.

Ко всем лицом стоять
Нельзя одною гранью.
Мне лестно ощущать,
Как сзади сыплют бранью.

И если оторвать
Кусок души хотите,
не буду возражать -
Пожалуйста, берите,

Берите же, молю,
Я сам ее отрину,
Но только не мою,
А вашу половину.

ВРЕМЯ УЙТИ ВПЕРЕД

Эй, недобитый, потухший и
Выдувший душу в отдушины,
Вязкую воду набравший в рот -
Самое время уйти вперед!

Стоит топтаться на месте ли,
Пролежни жизни собой стелить?
Слышишь, забытый, один из сот? -
Самое время уйти вперед!

Бросивший дело на полпути,
Сдавший надежду за грош в утиль,
Хочешь узнать, где же бред, где брод?
Самое время уйти вперед!

Что тебя держит в твоем мирке?
Были желанья, умрут и те.
Здесь же тебя ничего не ждет.

СУД

Слово поймать
За ворот,
Как вора,
Вытащить в суд
Ваш.
В мантиях лиц
Свора
Ждет на досуг
Фарш.

В задних скамьях
Забытый
Свитой,
Вдавленный в крик
Плит,
Мой адвокат
Прибитый.
Кровью парик
Лит.

А прокурор
Уселся,
Спелся,
Речью навешал
Рот.
Сам проложил
Рельсы
Слову на эшафот.

Слово ушло
С испуга
В угол,
Жалость ища
Так.
Жалось к щелям
Туго,
Вам трепеща
В такт.

Сердцу гонять
Артели
Артерий
Долго не так
Уж:
Въелись в него
Звери
Холодом ста
Стуж.

Судьи свое
Взяли.
В зале
Шорох затих
Тел.
Судьи в руках
Мяли
Бланки других
Дел.


***
Время
сдвинули; попал
в сдвиг сам
Между временем
тем и
временем
там,
Между временем
и
бестолковыми людьми,
Миновавшими
этот
час во сне.
Вас не было -
были
стены да я,
Подаянием
вечностью
выпрошен
и
Среди каменных глыб
брошен -
Были углы б -
я разбился бы,
но
Все прямолиней-
но.
Время рану зализало,
ало снова течет,
Четкий шов
луча
учащает мой пульс.
С пуль срывается
ствол,
С дня срывается
ночь,
Вслед ушел
я по времени
прочь.

***

Обрывки проводов и жил
Из солнца высосали твердь,
А ветер рвал и снова шил
Горячей вязью слово: смерть.

Осколки улиц и домов
Застыли на своих местах,
А день копил и тратил вновь
Широким жестом слово: страх

Объедки липких фраз и лиц:
Их шелест сонный густ, но там
Под сетью выцветших глазниц
Нависло слово: пустота.


ТЫ МОГ БЫ

Ты мог бы умереть
за чистую любовь,
Ты мог бы позабыть
и горе, и обиду,
Ты мог бы всех простить,
и вновь нажить врагов,
Но лишь бы это кто-нибудь увидел.

Ты мог бы закричать
о том, что ты живой,
И ты молиться б мог,
забившись в кельи нишу,
Мог просто объяснить:
мол, очень тяжело,
Но лишь бы это кто-нибудь услышал.

Ты не бояться мог
ни дна, ни высоты,
Ты мог бы жить в ночи
и пропадать при свете.
Ты мог бы сделать всё,
и стать почти святым,
Но лишь бы это кто-нибудь заметил.

***
Протяни руку вверх:
коснись
неба.
Мало тебе, что ли,
а,
человек?
Мало?
Требуй
Еще.
Боли
нет пока,
но она
будет.
Как
насчет
жизни,
а, люди?

НАДО

Вниз!
По звездам,
по сучьям,
по черти чему
К небу.
Серьезно!
Это покруче
будет
чем жить
и ждать
собственную
анафему.
- А на фиг
ему
небо,
гаду? -
спросит чужой человек.
Надо.

***
Простим ли мы себя потом,
Поймем ли мы себя сейчас?
Зло изломать привычней злом,
раз боль за боль, а глаз - за глаз.

Мы возвращаемся назад,
Мы возвращаемся одни.
Ответ на жест, ответ на взгляд
Холодной ярости сродни.

Пустая сила сорвалась
И растворилась в дне пустом.
Простим ли мы себя сейчас,
Поймем ли мы себя потом?

***
Шли на зов,
на дыханье,
на свет,
Каждый что-то себе
да нашел.
Мы уходим туда,
где нас нет,
Значит, нам будет там
хорошо.

А когда нам идти
надоест,
То тогда по остывшим следам
Мы вернемся туда,
где мы есть,
Но себя ли застанем
мы там?

***
Холодный дождь, холодный снег,
Последний город на земле,
В последний раз я - человек
В холодной лжи, в холодном зле.

Остановившихся дорог
Пустое бремя мне дано.
Уходит небо из-под ног
И тащит за собой на дно.

***
Я разбиваюсь вдребезги
Лицом о пустоту.
Мир тает в мягком свете брызг,
Как привкус льда во рту.

Я падаю в безмолвие,
Где льются зеркала,
Где расплавляют молнии
В добре остатки зла.

Я встречу ветер солнечный,
Летящий наугад.
Но не пройдет и полночи,
Как я вернусь назад

В мир, созданный нечаянно,
Но раз и навсегда,
И отраженный спаянных
В кусках зеркал и льда.

***

Закрыл глаза холодный ветер -
Забытый образ белых снов,
И тем, кто взгляд его заметил,
Не нужно слов, не нужно слов.

Свершилась ночь, и в утро вмерзла,
И пробужденье, как ожог.
И тем, кто равнодушен к звездам,
Не нужен Бог, не нужен Бог.

Все происходит по наитью,
Нельзя судьбу предугадать,
Но тем, кто пережил отплытье,
Не нужно ждать, не нужно ждать.


НОВЫЙ ПОКОЙ

Скрытая сила
Истощена
Невыносима
Здесь тишина.
Прошлое завтра.
Высохший дождь.
Горькая правда.
Горькая ложь.
Выход из круга -
Шаг в темноту.
Поиск друг друга.
Крик на лету.
Болью измазан
Медленный страх.
Небо в алмазах.
Небо в камнях.
Время приносит
Новый покой -
Мертвую осень
В мир неживой.

***

Чужая любовь, как закрытая дверь.
Чужая трагедия - шум за стеною.
И ты отступил. Не ответил. Отверг.
Беда не твоя. Не тебе. Не с тобою.

Мы вброд переходим глубокую жизнь,
Где в каждую душу страданье зашито,
И держимся крепко за лезвие лжи
С надеждой на счастье, покой и защиту.

Но рвется в нервно очерченный круг
Забытая боль, и ликует беда в ней.
Ты ищешь спасенья, но видишь вокруг
Чужие глаза, как закрытые ставни.

КТО МОЖЕТ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ В ДЕКАБРЕ

Кто может быть счастливым в декабре,
Когда Москва, уставшая от гриппа,
Сидит в своих квартирах, как в норе,
И кашляет простужено и хрипло.

Кто может быть счастливым в декабре,
Когда витрин пластмассовые ели
Фальшиво улыбаются тебе
Чужим теплом под коркою метели.

Сгорело все на ледяном костре.
До Рождества остались только ночи.
Кто может быть счастливым в декабре?
Да кто захочет! Только кто захочет?
***
Сквозь полудрему, как в бреду,
Ты различаешь голоса.
Упала света полоса:
Ты слышишь - я уже иду.

Так начинается разбег
Сквозь города, что спят во льду.
Ты слышишь - я уже иду
По берегам холодных рек.

К какой я двери подойду
И подойдут ли к ней ключи?
Следи за пламенем свечи -
Ты слышишь - я уже иду.

Чего я жду, чего ты ждешь,
Зачем идем на поводу?
Ты слышишь - я уже иду.
Я слышу - ты уже идешь.

***
Здесь все возможно. Постепенно
Мы проникаем в эту жизнь,
То поднимаясь по ступеням,
То падая отвесно вниз.

Мы можем жить, смешав понятья,
И не умея выбирать.
Мы можем распахнуть объятья,
Но не обнять, но не обнять.

Мы можем ждать, не уставая,
Желать - и не искать пути,
Пройти - от края и до края,
Но не уйти, но не уйти.

Я тоже здесь. Я неотъемлем
От мира, чья любая часть,
Сорвавшись, может пасть на землю,
Но не упасть, но не упасть:

ЧЕЛОВЕК С ФОНАРЕМ

Темнота. В темноте пахнет гарью и сном.
По вагону идет человек с фонарем.
Среди спящих людей, полусонных людей
Он невидим никем, он чужой, он ничей
Не видать его рук, не видать его глаз,
Но я чувствую - он смотрит прямо на нас.
И как холоден этот невидимый взор!
Он идет, как могильщик, как призрак, как вор.
Как колеса стучат! И как сердце стучит!
Он подходит, на лица бросая лучи.
Тени скачут по стенам, движению в такт,
И к его фонарю устремляется мрак.
Мы молчим в темноте. Мы не дышим. Мы ждем
Когда к нам подойдет человек с фонарем.

НЕЗЕМНАЯ

Где ты? Где ты? Справа? Слева?
В полусвете, в темноте,
Ты присутствуешь нигде,
Ты отсутствуешь повсюду.
Ты невидима, неслышна,
Незаметна, неизвестна,
Ты проходишь в пустоте,
В тихих комнатах скрываясь,
Изменяясь, превращаясь:
не узнать тебя в толпе.
Ты приходишь ниоткуда
И уходишь в никуда.
Ты укутана в сиянье,
Неземная, не своя,
Незнакомая, чужая.
Ты уходишь незадолго
До прихода моего,
Постоянно ускользаешь.
Растворяются шаги
В коридорах, в коридорах.
Эти лестницы выходят
В незнакомые дома,
В ледяные города.
Я спешу - не успеваю,
Вечно ниже этажом.
Я живу, я наблюдаю,
Как твой голос исчезает
За другими голосами,
Заглушающими все.

***
Не нужно сразу говорить слова -
Пусть подождут какое-то мгновенье.
А там - уж что получится. Сперва
Бывает бред. И вдруг - стихотворенье.

Все дело в промежутке. Осушить
Глоток молчанья, незаметный с виду,
И больше не соврать, не упустить
Ответ, необходимый, словно выдох.

Минута боли. Или тишины.
Меняя цвет, переплавляя форму,
Слова приходят, как уходят сны,
С привычною стихией связь расторгнув.

И строки по краям кровоточат,
Заштопаны на нитку на живую.
Слова живут - и все-таки молчат -
Почти вот так же, как сейчас живу я.

ШАХМАТЫ

Я стою на шахматной доске -
Примеряюсь к партии чужой.
Может, от беды на волоске,
Может - в дальней клетке тыловой.

Этот бой растянут на года,
Перемешан эндшпиль и дебют,
Совпадают силы. Никогда
Стороны друг друга не добьют.

Каждому своя досталась роль,
Кто-то недоволен - что с того!
Власти ждет очередной король,
Гибнут пешки. Пешек - большинство.

Все равно - сыграть сочту за честь,
Пусть в игре конца и смысла нет.
Я еще не знаю, кто я есть.
Я пока что выбираю цвет.

***
Обычные люди, мы ходим по кругу,
Привязаны к жизни за прочную нить.
Не в силах держать, мы бросаем друг в друга
Желание жить и желанье не жить.

Но если - добравшись до солнца, до лета,
Прорвавшись из ночи, из зим, из метро -
Мы дышим, как боги, мы чувствуем это:
Как мир, чуть колеблясь, встает на ребро.

То выше - дыша, постигая свободу,
То глубже - и сердце касается дна.
В горячую землю, в холодную воду
Любуется время, поет тишина.

Сминая в руках и бросая, не глядя,
Московскую ночь, пережитую враз,
Я чувствую снова, я знаю, что н а д о -
Желание выжить, как тихий приказ.


***
Край темноты, граница света,
Шаг, за которым - пустота.
Все суеверные поэты
Боятся чистого листа,

И я боюсь, но ставлю точку.
Рванусь - из дома, напрямик,
Туда, где обрывая строчку,
Проходят рельсы через крик,

Где подоконник слишком близко,
Где манит черная вода,
Где оставляются записки,
Написанные навсегда.

Вот так - рванусь - и успокоюсь.
Жить надоело? Не скажу:
Но все же, ожидая поезд,
Чуть ближе к краю подхожу

***
Любовь - как за спиною крылья,
Лишь перьев кончики в крови.
Звучит неплохо - только скрыл я,
Что не испытывал любви.

Свобода - небоскреба крыша,
Прыжок на ветер и: полет!
А я - уверовал в затишье
Покорно вставших на учет.

А вечность - это: Что там дальше?
Восторг - и кругом голова?
Я задыхаюсь в личной фальши,
Возненавидев вдруг слова.

***
Опять свобода подкачала -
И ей уныние к лицу.
Я начинаю жить сначала,
Предрасположенный к концу.

В пространстве чистом, где, проветрясь,
Остыла пустота сама,
Стою, я сверху, словно Tetris,
Поблочно падают дома.

В горизонтальное движенье
Приходит транспорт городской,
Асфальт бросается за тенью
И расползается листвой -

И я опять внутри природы,
Ее простое существо.
Я проживаю те же годы,
Не изменяя ничего.

Что я могу теперь поделать?
Какой судьбою дорожу?
Свое опережаю тело
И за листвою ухожу.














 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик