Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
РЯХОВСКАЯ ИННА СЕРГЕЕВНА
 
  
 

Ряховская Инна Сергеевна училась (1966-1972) на отделении русского языка и литературы филологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. По окончании около 30 лет работала редактором, затем научным редактором издательства 'Советская энциклопедия' ('Большая Российская энциклопедия'). Принимала участие в подготовке многих энциклопедических изданий, автор многочисленных энциклопедических статей. С 2001 работает в издательстве 'Российская политическая энциклопедия' (РОССПЭН); ведущий научный редактор и ответственный секретарь ряда энциклопедий, монографий, многотомных научных публикаций.
В 1960-х - начале 1970-х годов входила в крупнейшее московское неформальное литературное объединение 'Спектр'. Стихи публиковались в периодической печати (первая публикация - в 1967), в газете 'МОЛ' СЛ РФ, поэтическом альманахе 'Вектор творчества: в поисках времени', подготовленного СЛ РФ. Автор поэтической книги 'Свет осенний: Избранные стихи (1966-2006)'. Член Союза литераторов РФ.

ОКТЯБРЬ

Есть в октябре прозрачная округлость...
По гибким стеблям влажных трав скользя,
Крутыми кольцами туман стекает к лугу,
Стирая угловатости изъян.

Душа наполнена свободной, зрелой силой
Писать стихи, рожать детей, дарить
Всё сущее своею добротой и милым
Слова любви блаженно говорить.

Касаясь слов, как будто спящих клавиш,
Слагать мелодию, которой нет конца,
И в звуках свет осенний переплавить
В спокойный свет любимого лица.

МИХАЙЛОВСКОЕ

Я музыкой осеннею пронизана,
Словно Даная - золотым дождем,
Октябрь меня ваятелем непризнанным
В Михайловском, насквозь продрогшем, ждёт.

Растаяла изысканная нежность
Скупых лучей, скользнув по граням дня,
Отброшен звон листвы рукой небрежной
В тугие невода календаря.

Я ощущаю дух твой в этих залах
Сосновых: Солнце тает, как свеча,
Зажженная рукою Ганнибала
И музыкой седого скрипача.

И ели всплеснуты стремительным аккордом!
В дремучих их вершинах повторясь
Кудрявой головою непокорной,
Поэт здесь царствует навеки - и сейчас.

Как я жила, той музыки не зная?
Где расплескала песенную власть?
Вот так однажды Вечность постигаешь,
Нутром, поняв, что ты - Вселенной часть.

И только так! Лишь этой мерой мерю
Недолгие мгновенья бытия.
В аллеях спят старинные поверья.
Здесь только Пушкин, Небо, Сосны, Я.

***
Я вся земная - и от неба вся.
К земле! К земле! - затем чтоб вновь подняться,
А сердце время отмеряет внятно,
Как лучшие часы -точней нельзя.
И лишь в паденье постигаю небо.

И ярче всех сияет та звезда,
Которой не увидеть никогда:

ЛЕТНЕЙ ПОЛНОЧЬЮ

Когда над миром полночь тяжело
Крыла сухие с треском распластала,
Разрезал дождь, как лезвием, стекло,
Захлопала оборванная ставня.

Сирень стекала сонною струёй:
За каплей капля падала весомей.
Строка так наплывает за строкой
И звук за звуком в колокольном звоне.

А я ждала, ждала твои глаза,
Всходившие над суетной землёю.
Над мокрым садом всплеском голоса
Неслись, но только мы с тобою,
Рассветом правили и зябкою зарёю.

И звёзды влажные свисали, как сирени,
И ночь неслась зовущею Сиреной.

Но покрывая всё, дыша
Торжественно, как выси горние,
Мой вещий колокол - душа
Звучала над притихшим городом.

ЗИМНИЙ ДЕНЬ

Здесь все бело-берёзово,
До озноба чиста
Та прозрачная просека,
Как прожилка листа.

Растворяясь в морозности,
Отрезвляющей мозг,
Между ёлками розовый
Перекинулся мост.

И над лесом, над сонным
Жгуче-белым прудом
Мост качается, солнце
Подпирая хребтом.

И пронзивши соцветье
Сине-серого дня,
Робко тают созвездья
На губах у меня.

***
Пока в подсвечнике свеча
Горит - я верю: жизнь возможна.
Не оскорбит сомненьем ложным
Моя неслышная печаль ее огонь.
И синий сумрак
В звенящем воздухе рисует
Хрустальной кистью декабря.
И светится во тьме земля.

ОСЕНЬ

Что за бойкая бабёнка
Осень в листопадах звонких
И в пылающих закатах,
Весела и конопата.

А в глазах чертовски рыжих,
Коль вглядишься в них поближе,
Ты заметишь непременно
Огоньков дрожащих пену.

Осень, осень куролесит,
Как цыганка, вдоль по лесу.
Ах, кому бы погадать
Вот в такую благодать!

По излучинам листов,
Да по лепесткам цветов
Мне предскажет всю судьбу
Вещей птицей на дубу.

А потом взгрустнет о чем-то,
Но тоску отправив к черту,
Полетит под тучи лихо,
Закурлычет журавлихой.

НА ДАЧЕ

Птичьи трели. Лето. Дача.
Сочных дней медовый вкус.
Детский гомон. Звонкий мячик.
Рук с землей хмельной союз.

Полдня сонное томленье.
Солнцем раскалённый кров.
Комариное зуденье
В обрамленьи вечеров.

Дух чарующий фиалки,
И серебряно летит
С веретён небесной прялки
Пряжа Млечного пути.

Перед зыбким счастьем мига
Сладко сердце жмёт тоска,
Лишь доверчиво приникнет
Дочки теплая щека.

Аромат густого чая.
И в мансарде без огня -
Шёпот, озарённый тайной.
Радость прожитого дня.

***
Коралл и золото...
Последних листьев звон
Скользит прощально по гипотенузе:
Всё кончено. И снова мёртвый сон -
Весны и лета развязался узел.

Окончен труд от завязи к плодам,
Из смерти - жизнь рождающий любовно.
Всё лишь затем, чтобы другой Адам
Познание вкусил из рук греховных.

***
Ф.И. Тютчеву

:И, словно дьявол за душой
обещанной, приходит полночь.
Собою целый мир заполнит -
весь в первозданности ночной,
враждебный власти постоянства, -
и опрокинулось в окно
с неотвратимостью Пространство.

О, ночь-владыка, - я твоя!
Наш тайный сговор неизменен.
Вовек да будет своевремен!
Вовек да не предам тебя!

Ты обрекаешь на неволю, -
но лишь с тобой свободна я,
с тобою алой, яркой крови
во мне бьёт жаркая струя.

Бродить, хмелея, средь созвездий,
На нитку звезды нанизать -
и в лунность, в август, в его бездны
пригоршни щедрые бросать.

И ощутить всю соприродность
песчинке, камню и воде,
лесному мудрому народу,
цветку в пожухлой борозде.

О, темнота, праматерь света!
Язык зверей и птиц родной!
Как вы на переломе лета
вдруг затопляете тоской:

Плачу за золото познанья
жестокой мукой немоты.
Но чудятся на расстояньи
желанной истины черты.

БАБЬЕ ЛЕТО

Бабье лето. Паутинок
Нескончаемая вязь.
Бабье лето объяснило
Несвязуемого связь.

И какой тревогой тайной
Я живу, озарена?
Всё мне снится кто-то дальний
И звенящая струна:

Время жизни, время смерти
отмеряет бой часов.
Ветер ловит крепкой сетью
Гул ушедших голосов.

РАЗРЫВ

Ушел и оставил печаль
Лежать, словно кошку у двери.
За часом накатывал час.
Не вычерпать ночь, не измерить
Шагами:

Нахмурилась темень вокруг.
Забытые звуки мерцали,
Пугаясь протянутых рук,
И, сбившись в слова, умирали.

И воздух ещё обтекал
Щемяще пустое пространство,
Где только что был ты. Тоска:
Душа незнакомо и странно
Сжималась...

Я выживу - ты уж поверь.
Да в сущности - что приключилось?
Всего лишь захлопнулась дверь.
:А кажется, жизнь затворилась.

МОИ СТИХИ

Мои стихи - вы мой дневник
Побед, потерь и поражений,
Вы сокровенный мой тайник,
Путь ощупью среди сомнений.

Мое письмо к себе самой -
И без надежды быть прочтенной.
В вас так легко мне быть собой:
Несчастной, радостной, смятенной.

О нет, не затерялись вы
В пыли пустынных магазинов -
Лишь стол для вас надежно был
Всегда прибежищем единым.

Мой легкий и веселый нрав
Еще не тронула угрюмость,
Не превратила седина
Из русого мой волос в лунный.

Еще я жизни чашу пью
Взахлеб - пьянящей, драгоценной:
Но с возрастом трезвее ум:
Всему давно я знаю цену.

Сквозь годы не дано взглянуть.
Неравнодушными очами,
Быть может, внуки вас прочтут
С улыбкой светлой беспечальной.
1997

***
Остановиться, оглянуться:
А. Аронов

Нет сил остановиться, оглянуться.
Не времени - а нет душевных сил
Заветного и тайного коснуться,
Дойти до сути тех подземных жил,
Где все хранит и копит память сердца.
За долгой жизни мимолетный срок
Успеть бы в милые черты вглядеться.
Что там оставил быстрых дней поток?

Бегом сквозь вереницу лет и судеб,
Сквозь путаницу улиц, лиц, имён, -
Все стёрлось -
Лишь твоё лицо пребудет:
Ты в сотах памяти моей горчайший мед.

Мелькает мир, в одну туманность смешан.
Господь, я свой замедлю бег - прости,
И созерцания талант древнейший,
Забытый дар, дай вновь мне обрести.

ТРИПТИХ
Памяти мамы

Вот октябрь для тебя засветил
Свою яркую позднюю свечку.
Как осеннее озеро, тих
И печален, и грустен вечер.

Покидая земную юдоль,
Где страданье и счастье так зыбки, -
Пред последнею этой чертой
Одари нас прощальной улыбкой.

II
Уже на вечную разлуку
Объятьем руки сведены.
Не хочет сердце верить звуку
Нечеловеческой трубы
Призывной божьего металла.
А то, что мамой и теплом
здесь было, - вечной болью стало.

III
И что же там, за этой гранью -
Пересеченьем Бытия
С холодной плазмой мирозданья,
Где растворимся, ты и я?

Душа, страдая и тоскуя,
С земной орбиты соскользнёт:
Иль вознесётся с аллилуйей,
Иль канет в тартары пустот.

Ничто - или юдоль иная
С жестокой и родной земли
Тебя навеки принимает
В поля бесстрастные свои?

Не веря в результат реальный,
Мы мучаемся вновь и вновь
Над тайной сутью слов банальных:
Жизнь, Смерть, Рождение, Любовь.

2006-Й ГОД
Юрию

В дождливых пеленах октябрь.
Короткий день съедают ночи.
Почти исчерпан календарь:
Два месяца - и год окончен.

Капель минут, капель часов,
Средь них событья - междометья.
Столетье отопрёт засов -
И упорхнёт тысячелетье.

Войну и мор, любовь и ложь,
Ничтожество и гениальность -
Всё смелет Вечный Мукомол,
Всё тронет патиной банальность.

А надо лишь своим теплом
Согреть другого человека,
Чтоб встретить ясно и светло
Конец безжалостного века.
 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик