Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 


ВЛАДИМИР ПУЧКОВ

Владимир Пучков - поэт (окончил Литературный институт имени М. Горького), журналист, живет в г. Владимир.
Пучков - поэт своеобразный, слишком талантливый, чтобы банально назвать его 'гениальным'. Вот, что пишет о нем пресса:
'В ритме родного города Владимир Пучков умеет слышать тишину. Поймать биение его сердца. Так рождаются "морозной высоты готическая вязь", "ночного холода игольчатый собор" и "облаков крутое мастерство". Признанный мастер стиля и слога любит бродить по Владимиру. Вдохновение - сама жизнь, уверен поэт. Каждый момент не стоит "проживать зря" в зависти или суете. Пучков не скрывает: "поэзия не приносит денег". Но все же, именно она - его основная профессия. Его свобода'. С этим нельзя не согласиться.
ЧИТАЙТЕ САМИ.
:::::::
Зима раскрыла белый парашют
И в тот же миг закончилось паденье,
Слоеный свист и ледяное пенье
Замолкли, словно выключили звук,
И что-то легкое коснулось рук...
Сухих небес легко прикосновенье!
::::::::.

Свободные сады. Привольный лов и норов
Широкий жар земли, сползающий в окно,
Блесною птичий свист, приманкою для взоров
В прозорах и узлах уже блестит давно.

И слух не отвести, и всласть не наглядеться
Не ждешь, когда тебя, играя, подсечет
Ловец незрелых душ. Испытанное средство
Поймав, закольцевать, поставить на учет!

Не страшно. Вот он, свет! Растягивая слоги
Как пыль в сухом луче вращая шум листвы
Он словно патефон, свой разговор о Боге
Заводит в тесноте слежавшейся молвы.

:::::::..
Щекочущая аура листвы.
Среди ее прозрачных очертаний
Слепое тело каменной совы,
Как древний слух растет из головы,
Где шевелятся толстые цветы
И цепкий холод паутинной ткани.

Они ночами караулят нас,
Прослушивая мир, как стетоскопом,
И тысячи налитых мглою глаз
Расселись и поблескивают скопом.

А та, что всех огромней и темней,
Уже раскрыла огненное зренье!
И за добычей в толчею теней
Не зацепив ни веток ни корней
Скользнуло ледяное оперенье.
::::::::.
И если повнимательней вглядеться,
Сквозь раскаленный воздух бытия
Просвечивает что-то. Это - детство.
Там тот же мир. Там тоже ты и я.
Как тяжела, как золотиста спелость
Упавших ягод - помнишь - на земле!
И это вовсе никуда не делось,
Но вглубь ушло и спряталось во мгле.

Как ледяная косточка черешни
Сквозь терпкую просвечивает плоть
Могучий мир, свободный и безгрешный,
Каким его и замышлял Господь.

:::::::::
До тебя не досягаю взглядом
Пустота сверкает словно сталь
В мире нет вещей стоящих рядом
Все на свете разделяет даль.

Столько места в ледяном просторе,
Столько мощи в воздухе! Зачем?
Что б издалека ступало море
Тяжестью гомеровских поэм?

Но пустая, светлая квартира,
Как трава вечерняя тиха,
Где идет на перекройку мира
Тонкая материя стиха.
::::::::..
Как созревает звук на воле и во мгле
И лёгкий круг вещей окатывает слово,
Где ледяной стакан сверкает на столе
И скатерти скрипят от холода льняного.

О чём я говорю? Что оседает свет
На шторах, словно пыль, что крошится известка?
Кто это мир лепил из глины наших бед,
Тот знает, что душа податливее воска.

И шорохом листвы присыпан, как золой,
Мой голос до тебя дойдет, как из колодца.
Но я не извернусь, не выскользну иглой,
Что бы еще больней однажды уколоться.
:::::::
Ночь кругла и огромна. Как хищника зябкий зрачок,
Сквозь протяжную тень задыхаясь летит светлячок,
Воздух, ломкий как грифель, царапает битую жесть,
Но в запасе у неба блестящие камушки есть:
:::::::..
Постой, не торопись напиться,
Пока вода не отстоится,
Покуда не осядет муть.
Вот так, пока не отстрадает
Душа, никто не угадает,
Какой ей предназначен путь.
:::::::::::
Зима ослепила, как прочерк в графе
И взгляд продувает насквозь.
И сад, как хромой лейтенант в галифе,
Стоит, опираясь на трость.

Сквозь холод приказа прошел он как свет
Проходит сквозь тело стекла,
Но прошлого нет и грядущего нет,
И жизнь задыхаясь, прошла.

Пусть крошится время морозной стеной,
Он - мертвый. Ему - нипочем.
Стоит, закрывая пространство спиной
И дом подпирая плечом.
:::::::::
Небо медленно сходит на нет,
Исчезает в белесом тумане
Ослепительный холод планет
И созвездий колючие грани.

На востоке уже занялось
И обрел очертания лепший
Мир, но видевший небо насквозь,
Я невольно стою, как ослепший.


Город мой на вершине холма!
Ты не то, чем желаешь казаться,
Под тобой исполинская тьма,
Над тобою созвездья кружатся!

И зияющих бездн посреди,
Ты плывешь, словно пятнышко света,
Не гадая, что ждет впереди,
А точнее - не глядя на это!
:::::..
Небо медленно сходит на нет,
Исчезает в белесом тумане
Ослепительный холод планет
И созвездий колючие грани.

На востоке уже занялось
И обрел очертания лепший
Мир, но видевший небо насквозь,
Я невольно стою, как ослепший.

Город мой на вершине холма!
Ты не то, чем желаешь казаться,
Под тобой исполинская тьма,
Над тобою созвездья кружатся!

И зияющих бездн посреди,
Ты плывешь, словно пятнышко света,
Не гадая, что ждет впереди,
А точнее - не глядя на это!
:::::::.
Если долго смотреть на речную рябь,
Поневоле кажется, что плывешь!
И качает берег, что твой корабль
Ослепительных бликов святая ложь.

И плывут, покачиваясь чуть-чуть
Огороды, дачи, худой забор,
И проселок пыльный, и Млечный Путь,
И фонарь, что глядит на тебя в упор.

Так плывут в океане материки,
Чтобы встретиться снова в урочный час!
Если долго смотришь на рябь реки,
То пространство всматривается в нас.
:::::::::.
Если тень продлить, то получишь ночь,
Если искру света - получишь день.
Если точку умножить, то будет дождь
Бесконечный и медленный, как мигрень.

Есть ли мера миру? Но приглядись,
Как стремится малое стать сильней!
Если душу продлить, то получишь жизнь,
И тогда Господь отразится в ней!

 
  
 

 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик