Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
МИР РОДСТВА И МИФ РОДСТВА

ЗАПАХ ПАМЯТИ

Я слышу, как за мной свернулось время
Простым рулоном, нитяным клубком.
Еще разлучена я не со всеми,
И далеко не каждый мне знаком.

Неслышно растворились и пропали,
Еще недавно шедшие со мной.
На грифельной доске витки спирали,
Как чей-то путь, мне кажется, что мой.

Он начинался, как у всех с рожденья.
Так легок запах памяти... Когда
Внезапно возникает отчужденье,
Струясь неотвратимо сквозь года?

А дальше больше: мы уже, как ветки,
Стремительно отходим от ствола,
Сперва на время, а затем навеки,
Под поминальные колокола.

***

Отцвёл шиповник, созревает плод -
Легко вступает лето в завершенье
ПРиходит неожиданно решенье:
Сегодня не заглядывать вперёд.

Отправлюсь в прошлое, в иное лето:
Отец под яблоней прекраснолиц и сед,
Не то что обормот и враль сосед,
Но Господи, прости - я не про это.

Как ветви яблонь нынче тяжелы
Антоновки и белого налива,
Так молоды упругте стволы,
И разновесны голубые сливы.

Там ходит мама - желтый сарафан
В малиннике, и солнечные блики,
Сквозь канувшего времени туман,
Ложатся на родительские лики.

КОЛЕСНИЦА ВЕКА

Обхватив колени, полулежа,
Чуть дремлю и мне, наверно, снится:
Нынешнего века колесница
Мчится прочь, на смутный бред
похожа
Сколько Век увез в той колеснице
Недругов, друзей, родных и прочих,
Сколько бед, побед и заморочек,
Тянет за собой лихой возница?

Что до суеты воспоминаний,
Вольная им воля - пусть стучатся!
Я в их играх не приму участья:
Строить мифы - не мое призванье.

Я слагаю песни без мелодий,
Сны смотрю с открытыми глазами...
Вы, возможно, что-то мне сказали,
Только слух от ваших слов уходит.

Я другое слышу: звон тарелок -
Это мама вымыла посуду.
Подойду и рядышком побуду,
На семь лет часов подвинув стрелки.

Приготовлю пшенную кашицу,
Чуть приправлю чесноком и салом:
«Кушай мама» - ты мне редко снишься,
Видно чтобы чаще вспоминала.

***

Чем с миром связана? О, Боже – ерунда!
Две цинковых трубы с нарезкой и вода,
Ещё пятьсот рублей, что взяты в долг…
Нетрезвы мастера, но виден толк:
Земле полив, а остальным питьё –
Успокоенье краткое и моё!

Чем с миром связана? На грани баловства,
Горох на рабице стирает миф родства.
Но миф – лишь вымысел. Не вымыслом живу:
По мне родство равно души родству –
Так со звездою сходится звезда:
Могучий всплеск и радость навсегда!

Чем с миром связана – пытаюсь угадать,
Бесхитростным уменьем вспоминать,
И кем-то свыше, кто позволил мне
Порой парить свободно в вышине,
Над тьмой обид, над пропастью проблем
И не владеть ничем, владея всем.

СЛАВА БОГУ, ЧУЖАЯ

То ли канул куда-то,
То ли снес ураган
Этот дом, что когда-то
Был семье нашей дан.
Берегло, согревало
Нас родное тепло,
Но пропало, пропало,
Растворилось, ушло.
Разлучили, размыли,
Разметали родство,
Наши души остыли,
Потеряв естество.
Я ни с кем не рассталась
И ни с кем не в родстве,
Обгоняя усталость,
Поброжу по Москве.
Слава Богу, чужая -
Никого не виню,
Ухожу, улетаю,
Не зову, не звоню...
Обо всем позабуду,
Пусть кричит воронье
Про любовь и остуду,
И про счастье моё
Позовут - не услышу,
Пролечу ветерком.
Так уж выпало-вышло
Не жалеть о былом!

***

Потеряны, развеяны, размыты пути Господни.
Паутина верст накинута на стержень мирозданья.
Безмолвен зыбкий мир моих раздумий,
и только опрокинутая полночь,
вдруг, позволяет невзначай услышать
невнятный перезвон и стук, и шепот
блуждающего скопища слепцов.
Нанизаны, как бусинки на нити.
Раскинув руки, двигаясь в пространстве,
они пытаются нащупать выход,
не зная, что и он уже просчитан,
неотвратим, и всем давно известен:
ведь на весах Фемиды даже мысли,
порой склоняют чаши слишком низко,
определяя выход неизбежным.
Однако наша полночь в забытьи
и пусть забудется ещё полнее.
Хочу увидеть сад, что весь в лиловом –
там с яблонь льется бледный отсвет звёзд.
Покинутый мной дом вздыхает тяжко
проемами дом вздыхает тяжко
проёмами дверей и чердаками…
А где-то в недрах лестница притихла,
и до неё дойти не удаётся.
Там больше не ночует добродетель.
и рвутся нити у живых слепцов,
беззвучно рвутся, словно без причины,
а бусинки соскальзывают в щели.

***

Этот дребезжащий звук звонка,
Паутинки в недрах потолка,
Весь истёртый старенький паркет...
Может это я живу здесь?... Нет.

Крёстная, молящаяся в ночь,
Всех святых, просившая поьочь,
Оградить иеня от зол и бед,
Почему тебя здесь больше нет?

Может там мои отец отец и мать,
Вечер и они ложаться спать?...
Только сон их вечен много лет -
Никаких родных здесь больше нет.

От чъего-то злого колдовства
Оказался хрупким мир родства:
Разлетелся, как пнсчинок горсть -
Ни одной найти не удалось.

***

Я не знаю, что произошло
Нак меновенно и бесповоротно.
Только оглянулась - всё бело
За вчерашнем знойным поворотом.

Только оглянулась - пополам
Разделился сад и полисадник,
Из родного дальнего угла
Смотрят ненавистными глазами.

Что-то там судачат за спиной,
Громоздят убийственные планы,
Но моя судьба всегда со мной...
А они? Я их судить не стану.

***

Вот и сумерки, вот и пора
Оглянуться, подумать о вечном.
Жизнь совсем не простая игра,
Только вот заменить её нечем.

Может есть, только это не жизнь –
Это так, запредельное что-то…
Но попробуй душа откажись
От безумных мгновений полёта.

Я же знаю, что ты не вольна,
Потому не прошу, не неволю.
Как же нынче весна зелена,
Первоцветом усыпано поле…

Добежать бы, коснуться, успеть,
Надышаться настоем весенним,
Лебединую песню допеть,
Всех простить, примириться со всеми.
 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик