Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
НИНА ДАВЫДОВА

Из истории московского дома)
ЗДЕСЬ ЖИЛ МОСКОВСКИЙ ГОЛОВА

'Дом вести, не лапти плести' (старинная русская поговорка).
Дом, по В.Далю, - строение для житья.

Этот дом хорошо знаком многим. Сейчас здесь, на Гоголевском бульваре, 6, размещается Фонд культуры, руководимый Никитой Михалковым. Кто-то из вас наверняка посещал концерты, литературные вечера, слушал музыку в зале с замечательной акустикой, кто-то из журналистской братии периодически захаживает на пресс-конференции. Знаменит дом своим каминным залом, особым уютом, созданным его бывшими владельцами, людьми со вкусом и пониманием особого московского гостеприимства, настоянного на многовековых наших традициях.
При входе на Гоголевский бульвар от станции метро 'Кропоткинская', он сразу привлекает к себе внимание: высокие кровли сложного рисунка с металлическими украшениями, узкие арочные окна в 'парадной постановке' рифмуются с арочными поясками на фасадах. Дом своей праздничностью напоминает средневековые боярские палаты ХVII века.
И построен был дом для человека, имя которого вызывает при произнесении глубокое уважение у каждого - Сергея Михайловича Третьякова.
Младший брат великого Павла Михайловича Третьякова, тоже коллекционер, тоже истинный патриот и также созидатель нашей Третьяковки, помощник старшему брату во всех его начинаниях, тонкий ценитель искусства русского и западноевропейского.
В отличие от старшего брата, Сергей Михайлович был человеком светским, и некоторым мог показаться даже несколько легкомысленным, о чем имеются свидетельства его современников. Но это при не слишком близком с ним знакомстве. Ценитель музыки и французской живописи XIX века, был всегда на виду. И не случайно дом для своей семьи возвел на высокой, хорошо обозреваемой части бульвара - дом тоже на виду, построен в соответствии со вкусами хозяина в русском стиле, недалеко от старинной церкви Сошествия Святого Духа. Храм стоял с XVI века там, где сейчас находится уже давно привычный вестибюль станции метро 'Кропоткинская'. В эти же годы, когда Третьяков переехал в новый дом на Пречистенский (ныне Гоголевский) бульвар, неподалеку шло строительство Храма Христа Спасителя на месте древнего женского Алексеевского монастыря.
Архитектором дома Сергея Михайловича стал человек близкий по взглядам, и, более того, родственник Третьяковых - Александр Степанович Каминский. Востребованный архитектор, учитель будущего родоначальника московского модерна Федора Шехтеля, Каминский был женат на родной сестре Третьяковых. Он оставил свой творческий след и в Москве, и в Подмосковье: по его проекту возведено здание Биржи на Никольской улице, Преображенский собор в Николо-Угрешском монастыре и многое другое, он буквально был 'завален' заказами на проектирование особняков и общественных зданий.
В 1871 году в отстроенный Каминским на Пречистенском бульваре дом переехал с семьей Сергей Михайлович. Был женат он вторым браком, общих детей со второй женой у него не было, но желание жить светской жизнью с балами, приемами, было обоюдным. От первого брака, после преждевременной смерти жены, остался у Сергея Третьякова сын Николай.
В 1877 году Третьяков становится Московским городским головой, и был на этой должности до 1881 года. Именно он был организатором торжеств в Москве в связи с открытием на Тверском бульваре памятника Пушкину. Статский генерал и статский советник, Сергей Третьяков был отмечен Государем за свою деятельность: награжден Орденом Анны и Станислава 1-й степени, Владимира 3-й степени. Сергей Михайлович, как и старший брат, занимался благотворительностью и меценатством, помогал деньгами Московской Консерватории, Русскому музыкальному обществу, Училищу живописи, ваяния и зодчества.
Умер Сергей Михайлович скоропостижно, и смерть младшего брата и единомышленника оказалась большим ударом для Павла Михайловича Третьякова.
Завещание бывшего московского головы читается как признание в любви к старшему брату и родному городу: 'Так как брат мой Павел Михайлович Третьяков выразил мне свое намерение пожертвовать городу Москве свою художественную коллекцию и ввиду сего представить в собственность московской городской думе свою часть дома, обще нам принадлежащего, состоящего Якиманской части, в приходе Св. Николая, что в Толмачах, где помещена его художественная коллекция, то и я часть этого дома, мне принадлежащего, предоставляю в собственность московской городской думе, но с тем, чтобы дума приняла те условия, на которых брат мой будет предоставлять ей свое пожертвование. Из художественных произведений, находившихся в моем доме на Пречистенском бульваре, прошу брата моего Павла Михайловича Третьякова взять для присоединения к своей коллекции, что найдет нужным, дабы в ней были образцы произведений и иностранных художников'.
После смерти С.М.Третьякова его дом на Пречистенском бульваре покупает Павел Павлович Рябушинский, известный политический деятель, банкир, издатель. Личное состояние этого предпринимателя к 1917 году превышало 17 миллионов рублей, годовой доход составлял 300 тысяч рублей, что в 10 раз превышало жалование царских министров. Павел Павлович принадлежал к третьему поколению Рябушинских. Он был старшим из восьми братьев, у каждого из которых - своя история, свои заслуги перед Отечеством. На переломе веков Рябушинские считались одной из самых известных купеческих фамилий. Они владели текстильными фабриками, создали банкирский дом, на основе которого появился Московский коммерческий банк. Перед революцией Рябушинские начинают строительство автомобильного завода (знаменитого АМО). Очень интересную характеристику Рябушинским в книге 'Купеческая Москва' дает Павел Афанасьевич Бурышкин: 'Меня всегда поражала одна особенность, пожалуй, характерная черта всей семьи Рябушинских, - это внутренняя семейная дисциплина. Не только в делах банковских и торговых, но и в общественных каждому было отведено свое место по установленному рангу, и на первом месте был старший брат.'
Павел Павлович на свои средства издавал журнал 'Слово церкви' и еженедельник 'Голос старообрядчества'. Один из известнейших политиков начала XX века, П. П. Рябушинский оказывал финансовую поддержку 'Совету съездов представителей промышленности и торговли', издавал газету 'Утро России'. В его доме на Пречистенском бульваре проходили экономические чтения, собирались виднейшие российские экономисты, намечались планы экономического переустройства России. Но этим планам не суждено было воплотиться в жизнь: помешали сначала война, потом революция.
Когда началась Первая мировая война, Павел Павлович устроил лазарет в своем имении Кучино под Москвой, сестрами милосердия в лазарете были члены семейства Рябушинских. Кроме совместной работы, братьев объединяли две вещи. Первая - страсть к коллекционированию. А вторая касалась общности в мировоззрении: все они безоговорочно отвергали революционный террор.
Павел Павлович умер в 1924 году в эмиграции, до последних дней он думал о России и принимал участие в судьбах русских эмигрантов. Объясняя свою жизненную позицию, он писал: 'При старом режиме я всегда был объектом преследования со стороны администрации, и теперь не сумел угодить новому правительству, как не был угоден старому. Нашей главной целью была не нажива, а само дело, его развитие и результат, и мы никогда не поступились ни нашей честью, ни нашими принципами и на компромисс с нашей совестью не шли'.
После революции дом был национализирован. В 1924 году по постановлению Моссовета Пречистенский бульвар был переименован в Гоголевский. Бульвар соединяет площади Пречистенских и Арбатских ворот. Сами ворота не сохранились, так как в XVIII веке в Европе появилась мода на бульвары, из Франции 'бульварная' мода пришла к нам и на месте средневековых ворот, стен и башен появилось ожерелье московских бульваров, протянувшееся от Гоголевского бульвара до Яузского.
Гоголевский - особенный бульвар, с неповторимым рельефом. Одна его сторона 'уползла' вниз, к ручью с нехорошим названием Черторый, который стремительно вытекал из Козьего болота, что было в районе нынешних Патриарших прудов, мчался к Москве-реке и рыл по дороге землю как черт, отсюда и название. Сейчас только рельеф бульвара показывает существование Черторыя, давно уже текущего в трубах под землей, чтобы не мешался.
А истинно московская традиция меценатства и благотворительности продолжается и в наше время в прекрасном по своей истории и архитектуре доме, построенном для городского головы С.М.Третьякова.

 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик