Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
ВИТАЛИЙ ВЛАДИМИРОВ
 
  
 


Виталий ВЛАДИМИРОВ - писатель, поэт, сценарист, журналист.

Москва. ВЛАДИМИРОВ Виталий Александрович, инженер-металлург по образованию, член Союза писателей России, член Союза журналистов России, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, действительный член Академии российской литературы. Автор больше двадцати изданных книг. Среди них автобиографический роман "Свое время", эротический триллер "Игра Треугольника", повести "Закрытый перелом", "Крест", сборник рассказов "Перевороты", сборники поэзии "Колчан лучей", "Витражи", книга мемуаров "Интерьеры памяти", книга новелл "Супермаркет" и книга странных историй "Запретный плод" (в соавторстве с Владимиром Лищуком), роман "Челнок".Автор сценариев художественного телевизионного сериала "Супермаркет". В 2007 году награжден Золотой Есенинской медалью за верность традициям русской культуры и литературы.Внесен в книгу "Знаменитые люди Москвы 2008".
Член редсовета литературного альманаха "Московский Парнас" http://www.mosparnas.ucoz.ru/
Персональный сайт: http://vavladimirov.ru/


Рассказ УДАВ

Нас привезли, лежащих на каталках, и поставили рядом в широком коридоре. Как две шаланды, борт о борт. И пока люди в зеленом, цвета поля для гольфа, выясняли, почему так получилось, что наши суда одновременно пришли в один порт, а пирс мог принять лишь одного, нам просто ничего не оставалось, как по-светски поболтать.
- Ну, что, хреново? - спросил я.
- Хреново, - улыбнулся он в ответ.
- У тебя чего? Или давай, махнемся, не глядя? - предложил я.
- Шутите? - удивился он. - Кто ж со мной меняться станет?
Мы с ним рассказали друг другу о своих болячках. На профессиональном уровне. Доступном только нам. Даже зеленые люди, считающие себя специалистами, не знали столько и так, как мы.
Помолчали.
- Ты еще молодой, - осторожно, но с подтекстом сказал я.
- Что толку? А вам сколько лет?
- Шестьдесят три.
- Настоящая вечность... А чем вы занимаетесь?
- Книги пишу.
- О чем?
- О чем? Про разное... Про людей, про любовь...
- Расскажите про любовь.
Неконкретно, нереально, а чувственно вдруг вспомнились мне те женщины, которых я любил и которые любили меня, мгновенья пронзительных встреч, нежность первых поцелуев, острота горячей близости...
- Любовь?.. Ты знаешь, на самом деле, любовь - это болезнь. И приходит она, как болезнь, сама по себе, не спрашивая. Исчезает мир обыденности и ты живешь в другом измерении. По другим законам. Если любовь безответна, то ты несчастен и страдаешь постоянно.. Как мы с тобой... А если разделена, то тогда ты счастлив. К сожалению, ненадолго. Выздоравливаешь, и словно не болел...
- Так это и есть счастье, когда не болеешь.
- По-своему, ты совершенно прав. Но без любви тоже не жизнь, а так... существование.
- Выходит, без страданий никак нельзя?
- Выходит, так.
- Это, как наказание? Тогда за что?
Я попытался объяснить ему, что лучшие умы человечества искали ответа на этот вопрос. Что многие верят, что смерти нет. Что есть у каждого своя душа и она бессмертна. И что улетает душа после кончины в иной мир, где продолжает жить, существовать. Другие верят, что страдания ниспосланы нам, как испытание и от того, как ты их примешь и пройдешь, ждет тебя рай и ад. Или что ты обязательно вернешься на эту землю, может, не человеком, но животным или растением...
Он послушал и задумчиво сказал:
- У меня тоже была любовь. Танька. У нее родители уехали в гости, а мы к ней пришли. И целовались.
- А где ты живешь? - спросил я.
Он сказал.
- Танька такая... С косичками?
- Ага.
Торчала на худенькой шее его стриженая под бобрик голова и большие, почти во все лицо, глаза. Вдруг мир тронулся с места, как в компьютерной игре, когда идешь, задрав голову, по подземелью. И поплыл потолок коридора с воткнутыми растениями плафонов, которые росли головами вниз.
Нас развезли. По разным отделениям. Потому что мой пододеяльник был просто в цветочек, а у него в слониках и обезьянках: Как у моей внучки Таньки... Детское отделение:
Никогда не забуду этих кадров. Шла передача 'В мире животных' по телевидению. На экране солнце с трудом пробивалось сквозь густые заросли джунглей. В зеленом полумраке летали разноцветные птицы, порхали диковинные бабочки, ползали жуки, с криками качались на лианах обезьяны.
Вдоль ветки, свисая одним концом вниз, протянулась ленивая пятнистая лента удава. Но достаточно было неосторожной обезьянке оказаться рядом, как, ожив, молниеносным захлестом свернулась лента спиралью вкруг детского тельца. Стриженая под ровный бобрик голова обезьянки торчала из черно-оранжевых колец и каждое ее движение побуждало сжиматься их все туже и туже. Обезьянка смотрела на этот красочный мир, где летали разноцветные птицы, порхали диковинные бабочки, с криками качались на лианах свободные сородичи и в ее больших, почти во всю мордочку, глазах жил своими последними мгновениями страх и безнадежное отчаянье:
А ведь тебе повезло, сказал я самому себе. Ты же прожил на этом свете целых шестьдесят три года, ты же любил и был любим и удав смерти сжал твое горло только сейчас.
Так что пой, пока солнце встает в твоих глазах.

 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик