Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
О, ЖИЗНЬ БЕЗ СУЕТЫ - ВЫСОКОЕ ПРИЗВАРЬЕ
К 160-летию французского поэта-символиста
Поля Верлена (1844-1896)
 
  
 

Поль Верлен вступил в литературу как последователь парнасской школы (сборник 'Сатурнические стихотворения',1867), затем сборники: 'Галантные празднества' (1869), 'Добрая песнь' и др. : Первые произведения Поля Верлена написаны в 1865 г., что почти совпадает со смертью Шарля Бодлера, имевшего огромное влияние на Верлена.
Поэт пишет стихотворения, которые не преследуют какой-нибудь общественной или философской цели, представляя собой как бы великолепные художественные изделия; тем самым, они, по мнению 'Парнаса', свидетельствуют о своей принадлежности к высокому искусству.
Верлен - человек шаткого, весьма неспокойного подвижного характера, был не способен заранее намечать цель и стремиться к её выполнению, противостоять разного рода соблазнам или искать опору в общественности. Поэт находил единственное утешение в своём необыкновенном поэтическом даре. Его творчество самым совершенным образом передавало все настроения этой богатой нюансами талантливой натуры.
Если некоторые считают, что в отношении содержания нет большой разницы между поэзией П. Верлена и его предшественника Бодлера, то я позволю себе не согласиться с такой постановкой вопроса. Даже если исходить из того, что Верлен написал гораздо больше произведений, чем Бодлер (полное собрание его сочинений составляет 20 томов), то диапазон написанного Верленом позволяет выявить многие отличия в их творчестве. Однако боязнь жизни, её соблазнов и боли, которую она, порой приносит, всё таки несомненно роднит его с Бодлером.
Зато в отношении формы Верлен резко индивидуален. Если для Бодлера поэзия - это искусство слова, то Верлен требует первенства 'музыки', осуждает всякую определённость в поэзии, призывая к тончайшему сочетанию нюансов. Кажется почти странным, что он был не даровитым композитором, а поэтом. Чтобы читателю было понятно, что я имею ввиду, сразу же приведу несколько строф из стихотворения Поля Верлена, которое так и называется 'Искусство поэзии':

ИСКУССТВО ПОЭЗИИ

За музыкою только дело.
Итак, не размеряй пути.
Почти бесплотность предпочти
Всему, что слишком плоть и тело.


Не церемонься с языком
И торной не ходи дорожкой.
Всех лучше песни, где немножко
И точность точно под хмельком.

Так смотрят из-за покрывала,
Так зыблет полдни южный зной.
Так осень небосвод ночной
Вызвезживает как попало.

Всего милее полутон.
Не полный тон, но лишь полтона.
Лишь он венчает по закону
Мечту с мечтою, альт, басон:..

Читая эти строки, я вдруг неожиданно вспомнила Михаила Кузьмина.
Его творчество можно считать одним из самых загадочных явлений в русской поэзии. Нечеткость мировоззрения, несомненная внутренняя музыкальность его стихов, наряду с формальными исканиями, делают его поэзию порою трудной для восприятия при всей их внешней простоте. Настоящий любитель поэзии в состоянии разобраться в тонкостях его творчества, как и тонкостях творчества Поля Верлена. Маленькое стихотворение М. Кузьмина, написанное в 1915 г., спустя почти 20 лет
после смерти П. Верлена, позволит понять, что я имела в виду.

***
Как месяц молодой повис
Над освещенными домами!
Как явственно стекает вниз
Прозрачность тёплыми волнами!
Какой пример, какой урок
(Весной залога сердце просит)
Твой золотисто-нежный рог
С небес зелёных нам приносит?
Я трепетному языку
Учусь апрельскою порою.
Разноречивую тоску,
Клянусь, о месяц, в сердце скрою!
Прозрачным быть, гореть, манить
И обещать, не обещая,
Вести расчисленную нить,
На бледных пажитях мерцая.

Трудно сказать, почему я вспомнила это стихотворение М.Кузьмина, родившегося в 1875 г. ещё при жизни Верлена и наверняка знакомого с его поэзией - такова уж видно моя ассоциативная память. Михаил Кузьмин был основателем одного из течений русской поэзии 20 века - кларизма (1910), зародившегося в недрах символизма, являющегося в то же время связующим звеном между символизмом и акмеизмом. Михаил Кузьмин первым призывал отказаться от символичности и обратиться к земной действительности, к 'прекрасной ясности' (claris -лат. ясность). Хотя ему самому, как видно, трудно было окончательно освободиться от некоторой неопределённости и нечетко выраженного смысла в своём творчестве.
Совершенно необходимо сказать, что именно П.Верлен оказал огромное влияние на русский символизм. Символисты 'старшего поколения' - Брюсов, Бальмонт, Сологуб - признавали Верлена своим учителем. Брюсов и Сологуб - лучшие переводчики П.Вердена. Но они не только популяризируют французского поэта. Принципы его творчества легли в основу их поэтики. Преобладание музыкальности над ясным, четким смыслом, культивирование оттенков и намёков - эти и другие подобные черты заимствованы русскими символистами главным образом у П.Верлена.
Их настроения развивались под влиянием французского декаденства, одним из замечательных представителей которого был П. Верлен
Однако вернёмся к П. Верлену, который ценил слово по его звучанию.
Тончайшие переливы звучания ритмического и фонетического характера
определяли собой душу стихотворений Верлена. Отсутствие четкого образа и четко выраженной мысли, делают его стихи таинственно завораживающими, почти оккультными.

СОЛОВЕЙ

Тревожною стаей, слепой и шальной,
Крылатая память шумит надо мной
И бьётся и мечется, бредя спасеньем,
Над желтой листвою, над сердцем осенним,
Которое смотрится в омут глухой,
Над заводью жалоб, горюя ольхой,
И крики, взмывая в тоскующем вихре,
В листве замирают - и вот уже стихли,
И только единственный голос родной,
Один на земле говорит с тишиной -
То голосом милым былая утрата
Поёт надо мною, как пела когда-то,
Поёт надо мной - о, томительный звук! -
Печальная птица - певунья разлук;
И ночь под луной ледяной и высокой,
Неслышно и грустно приходит с востока,
И тронуть боясь этот синий покой,
Ночная прохлада воздушной рукой
Баюкает заводь и в сумраке прячет,
А листья всё плещут, а птица всё плачет.

С другой стороны, некоторые стихи Верлена, наполнены такой конкретикой, которую читатель 'видит', как если бы смотрел на произведение живописи и это несомненно роднит его с импрессионизмом.
В этой яркости отдельных видений - отличие поэзии Верлена от музыки.

***
В трактирах пьяный гул, на тротуарах грязь,
В промозглом воздухе платанов голых вязь,
Скрипучий омнибус, чьи грузные колёса
Враждуют с кузовом , сидящим как-то косо
И в ночь вперяющим два тусклых фонаря,
Рабочие, гурьбой бредущие, куря
У полицейского под носом носогрейки,
Дырявых крыш капель, осклизлые скамейки,
Канавы, полные навозом через край, -
Вот такова она, моя дорога в Рай!

Тонкое сочетание музыкальной и словесной идеи, словесной образной стихии, придает Верлену особую прелесть. К этому надо прибавить внутреннюю незлобивость Верлена, его крайнюю наивность и правдивость, странным образом сохранившиеся в нём рядом с грязью его жизни.
В творчестве Верлена 80-х гг. особенно выделяются сборники 'Давно недавно' (1884). 'Любовь' (1888) и 'Параллельно' (1889), а также книга 'Проклятые поэты' (1884), посвященная Т. Корбьеру, С. Малларме,
А. Рембо, где он описал ту породу поэтов, к которой относил и себя, людей, по его мнению, проклятых и глубоко несчастных.
Последние 15 лет жизни Верлена - это время его признания в символистско-декадентской, а затем и в официальной литературной среде (в 1893 г. он был выдвинут кандидатом в Академию). С другой стороны - это годы все более жестокого одиночества, бытовой неустроенности, усиливающихся недугов: не старый еще поэт большую часть своих дней делил между пивными и больницами. Когда Верлен умер, проститься с ним пришли С. Малларме. Ж. Мореас. Г. Кан. К. Мендес, Ф. Коппе и другие видные литераторы.
Нет, окончить статью таким образом - это значит ничего не сказать об отношении к великому и странному Верлену наших современников. Приведу всего одно стихотворение, написанное Леонидом Губановым 6 октября 1981 года. Стихотворение читается так, как если бы его писал сам Верлен, и в то же время, так, как жизнь Верлена была воспринята Леонидом Губановым. Именно этим и интересно для нас это поэтическое произведение.

***
Я обвит челмой океана,
Безнадёжного урагвна,
Крылья сломаны за спиной,
И умру я уже в пивной.
Лоб покат, и гудит ребро,
М кудрявый ушел Рембо
В желтой Африке воровать,
Черным золотом торговать.
Не сирень во рту - только пена
Горько-сладкая, словно дочь,
Что ушла, как ушла Елена
На быке в голубую ночь.
Бахус правит, а Ромул строит,
В голове моей рифма стонет
Обезумевшей из гарема,
Помяните меня, Верлена.
Я стакан наливаю полный,
Так корабль заливают волны,
И ложатся в блокнот слова,
Как подрезанная трава.
Экипаж мой разбит, разбросан.
Что я должен своим матросам,
Что на брёвнах пустились вплавь?
Одноглазое слово - славь!
Славь отчаянье и гражданство,
Воскресение славь и смерть,
И пунцовые щёки пьянства,
И трезвевшего сердца - твердь.
Лист кленовый пошёл на убыль,
Как быки пошли на убой,
Ночью светятся мои губы,
Как в часовне окно с резьбой.
В голове моей, словно утром
Деревенский стоит туман,
Белокурая муза мудро
Отливает мне свой стакан.
От губной помады и пудры
Не спасёт меня океан.
Похмеляйтесь же вы матросы,
Похваляйтесь же кабаки!
Там, где финики и папиросы,
Проститутки и каблуки,
Там, где танцы, как будто стасы,
А трагедия - как игра,
Где младенцы глядят, как старцы,
И морщина на лбу ленла,
Где на плечи, что голы вечно,
Поцелуи шуршат от встречных,
Словно мимо багряный лист
Вдруг задем - одинок и чист.
Не сирень во рту, только пена.
(Всё мантильи и кружева...)
Богоматерь, пока жива,
Помяните, меня, Верлена!

Татьяна Кайсарова - сотрудник
Центра СМИ МГУ, Член С.П.


 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик