Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
МОЯ ВНЕЗАПНАЯ РОССИЯ
(К 140-летию со дня рождения русского поэта Ф.К. Сологуба)

Федор Кузьмич Сологуб ( настоящая фамилия Тетерниеов)
родился в феврале 1863 года в Санкт Петербурге в бедной семье.
Отец поэта умер, когда ему было всего четыре года. Мать
определилась прислугой в семье Агаповых - петербургских бар,
у которых она прежде работала. Господа относились к мальчику
хорошо - он был на особом положении, - читал книги, журналы,
слушал музыку и посещал театр. Сологуб рано ощутил свой
поэтический дар. В двенадцать лет - он уже пишет стихи. В это
время он много и разнообразно читает. Книга становится его
главным интересом в жизни.
В 1878 году поэт поступает в Учительский институт и
начинает всерьёз думать о своём литературном призвании.
Ему повезло: в институте преподавали самые передовые педагоги
того времени. Атмосфера свободы личности формировала
лучшие качества учеников. Естественно, что соответствующая
среда, широкий и разнообразный круг общения, а также,
стремление поэта к знаниям, необходимым для его становления
как литератора - постепенно делали своё дело. Уже тогда были
начата его первая серьёзная работа: поэма "Одиночество", над
которой он продолжал трудится до окончания института и после
переезда в провинцию. Дипломная работа "Животный эпос в
сказках русского народа" является его наиболее ранним
законченным произведением.
Через месяц после окончания с отличием Учительского
института, Сологуб, взяв с собой мать и сестру, едет преподавать
в северные губернии России - сначала в Крестцы, затем в Великие
Луки и Вытегру. В провинции поэт провел, в общей сложности,
десять лет. Именно в эти годы, как мне кажется, и вобрал в себя
русский поэт, тот огромный, потенциал красоты своей родины,
который определил глубинную суть его поэзии. И это несмотря
на то, что в повседневной жизни, он оказался обреченным на
умственное и нравственное одиночество. Неслыханная красота и
загадочная затерянность магического кристалла, под названием -
"глубинка России", в необъятном мироздании, помогает ему
почувствовать некую избранность и тайное величие Родины. Это
чувство остаётся с ним на всю жизнь.
Если однажды вы прочтёте, что в основе поэзии Сологуба
лежит только ":ощущение жизни, отравленное ежечасным
ожиданием смерти, погружение в безотрадные потёмки человеческого
духа, состояние отчаянной усталости и бессмысленных томлений:"
или неприятие жизни и т. д. - не верьте! Сологуб пишет много,
азнообразно, касаясь не только основных вопросов земного
существования, но и проигрывая в стихах различные мыслимые и
немыслимые "колдовские" сюжеты, иногда далёкие от реальности.
Однако каждый человек может иметь переживания необычайной
интенсивности и насыщенности, каждый из нас представляет
собой сгусток мифов, историй, преданий, а человек творческий,
коим был Сологуб, - особенно богат кризисами духовного роста и
психодуховной трансформации. Все его изощренные искания в
мистериях рождения или смерти - это, пожалуй, прежде всего,
игра ума, находящегося, порой, в вынужденной изоляции, ума
творчески и психически активного. Подобные искания свойственны
многим настоящим поэтам, предпочитающим осмысление состояний
жизни и смерти, пустым декларациям.
":Работать стихами и прозою можно только при условии
озможно большего общения с людьми с их общественными
интересами, - я же поставлен вне такого общения - писал Федор
Кузьмич из провинции редактору журнала "Русский начальный
учитель" В.А. Латышеву - однако главная моя цель - приобрести
такую степень образованности вообще, которая достижима в
моих условиях".
В 1892 году Сологуб, по протекции Латышева смог переехать
в Петербург. Несмотря на то, что его столичная жизнь становится
гораздо более насыщенной и активной, он, коренной петербуржец,
хорошо знавший и любивший столицу, крайне редко помещал
героев своих произведений в этот город. Его лирика, также, менее
всего была городской. Не буду сейчас останавливаться на
подробностях дальнейшей жизни поэта в Петербурге.
С течением времени происходит формирование его поэтического
мастерства. Выходят в свет его первые прозаические и поэтические
книги. Образы и структура его стихов становятся настолько
новыми для классической русской поэзии Х1Х века, что
принадлежат уже к другому периоду русской литературы - эпохе
модернизма.
Однако сейчас хочу сказать о самом главном - о его любви и
бесконечной преданности Родине. Его любовь к России была
беспредельной и, пожалуй, это основа основ его внутреннего
поэтического Я.
Мало у кого из русских поэтов можно найти стихи о России,
подобные тем, которыми я хочу закончить эту статью.

ГИМНЫ РОДИНЕ

О, Русь! В тоске изнемогая,
Тебе слагаю гимны я.
Милее нет на свете края,
О, родина моя!

Твоих равнин немые дали
Полны томительной печали,
Тоскою дышат небеса,
Среди болот, в бессилье хилом,
Цветком поникшим и унылым,
Восходит бледная краса.

Твои суровые просторы
Томят тоскующие взоры
И души, полные тоской.
Но и в отчаянье есть сладость.
Тебе, отчизна, стон и радость,
И безнадёжность и покой.

Милее нет на свете края,
О Русь, о родина моя.
Тебе, в тоске изнемогая,
Слагаю гимны я.

2

Люблю я грусть твоих просторов,
Мой милый край, святая Русь.
Судьбы унылых приговоров
Я не боюсь и не стыжусь.

И все твои пути мне милы,
И пусть грозит безумный путь
И тьмой, и холодом могилы,
Я не хочу с него свернуть.

Не заклинаю духа злого,
И, как молитву наизусть,
Твержу всё те ж четыре слова:
"Какой простор! Какая грусть!"

1903 г.

РОССИЯ (сонет)

Ещё играешь ты, ещё невеста ты.
Ты вся в предчувствии высокого удела,
Идёшь стремительно от роковой черты,
И жажда подвига в душе твоей зардела.

Когда поля твои весна травой одела,
Ты в даль туманную стремишь свои мечты,
Спешишь, волнуешься, и мнёшь, и мнёшь ыветы,
Таинственной рукой из горнего предела

Рассыпанные здесь, как дар благой тебе.
Вчера покорная медлительной судьбе,
Возмущена ты вдруг, как мощная стихия,

И чувствуешь, что вот пришла твоя пора,
И ты уже не та, какой была вчера,
Моя внезапная, нежданная Россия.

Вот, пожалуй, еще одно небольшое стихотворение, явно
навеянное воспоминаниями о годах прожитых в провинции и
оставившими глубокий, сокровенный след в душе поэта.

Лежу в траве на берегу
Ночной реки и слышу плески.
Пройдя поля и перелески,
Лежу в траве на берегу.
На отуманенном лугу
Зелёные мерцают блестки.
Лежу в траве на берегу
Ночной реки и слышу плески.

Это, почти реальное переживание можно так ясно себе
представить и ощутив себя на месте поэта, расслабится,
отдохнуть душой и телом, и, почувствовав себя обновленным,
вновь включиться в бесконечное столпотворение жизни..

Редактор Центра СМИ МГУ.
Член СП, Татьяна Кайсарова
 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик