Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
'ВЕКТОР ВЗГЛЯДА'
О поэзии Татьяны Кайсаровой
 
  
 

Слова 'Вектор взгляда', взятые мною из книги Татьяны Кайсаровой 'Синий дождь', как мне показалось, определяют содержание ее поэтического сборника. Взгляд поэта, как луч магического кристалла, пронизывает все сущее - сферу жизни человека, его деяния и чувства, движение мысли и состояние души.
Гимном 'всесильному' слову, готовому 'к сотворению вечных истин', открывается сборник поэта, в устах которого Слово - это 'истинный Бог', 'самый дивный подарок небес'. И здесь совсем не случайно вспоминается библейское: 'В начале было Слово:'
Мое знакомство с поэзией Татьяны Мартиновны Кайсаровой началось со стихотворения 'Прощание с осенью', опубликованного больше года назад в ноябрьском номере газеты 'Московский университет' и удивившего свежестью рифмы и необычностью сравнений. Сейчас у меня в руках новая книга поэта. А перед этим выходили еще две - 'Все ещё сбудется' (1997) и 'Качнулось равновесие времен' (2001), но университетскому читателю Татьяна Кайсарова известна как ведущая постоянной рубрики - 'Поэты МГУ'. Теперь настало время сказать и о ней самой, точнее, о ее стихах, в которых все оживает 'незримой силой слов, стремленьем мысли к истинному свету'.
А мысль поэта чаще всего устремлена в Вечность как мир высших ценностей и глубоких смыслов - ипостаси ее безграничны. Вечность здесь и как Космос, и как атрибут Бога; есть даже 'дряхлая' Вечность, но усматривается в ней и нечто всечеловеческое и всевременное; и Вечность даже как расстояние, несоизмеримость которого между двумя понятиями четко ощущается в словах:

':до Судьбы всего лишь поворот
и Вечность до притихшего прибоя'.

Сам поэт с тайной надеждой признается:

'Приобщиться к Вечности не поздно,
Лишь бы прикоснуться довелось'.

Поэтому так важно для любого человека уяснить, что Вечность 'дарует нам возможность на лучший миг и верный шаг', - вот только бы не ошибиться в выборе! Только бы не ошибиться:
Судьбы мира и человека автор сборника чаще рассматривает в эсхатологической перспективе: нынешнее тревожное время заставляет задуматься, что ожидает нас в конце туннеля - свет или что-то непостижимое: "пугает неизбежность и нелепость странного конца". Эсхатологические мотивы не покидают поэта даже тогда, когда появляются светлые строки о музыке любви "за пределами всех измерений", о радости предстоящих встреч, когда забывается том, что "под луной ничто не вечно", ибо "за ожиданием беспечным стоят, как сестры, Жизнь и Смерть". Но вряд ли стоит страшиться "лика черной смерти", если человек, уходя в Вечность, оставляет на Земле свой след.
В центре внимания Т. Кайсаровой всегда человек с его неразлучной спутницей - Судьбой. А Судьба, как представляется поэту, это прежде всего одиночество: одиночество человека в толпе, где он, "как звезда, одинок; одиночество духа "в праздном шуме"; "выпила до дна" одиночество и наша Россия, да стоит ли этому удивляться: "Сам Господь одинок в небесах".
И когда поэт неожиданно восклицает "Мы баловни судьбы!" - сразу же, как бы упреждая возможные вопросы, поясняет: "Жизнь не уйдет, и будут мысли живы: А мы еще взойдем!" Как знать! Вдруг случиться так, что мы останемся "вечно в "зале ожиданья ", как чьи-то сумки на полу:": "Здесь судьбы, как ветвей сплетенье, ложатся вкось, внахлест, вразброд:" Но это, пожалуй, закономерно - при людской неприкаянности и непредсказуемости событий поэтому и несемся мы в неизвестное, "то кровью, то славой омыты". Поэт хочет надеяться, что "отыщется выход", приходится лишь сожалеть что "невидимое время то мчится мимо", то "летит в никуда". И все же верится, что "мы еще взойдем!" - эти слова рефреном звучат в оптимистическом стихотворении "Мы".
Несомненное достоинство поэзии Татьяны Кайсаровой - свободная ориентация в культурном пространстве: недаром "мудрость истин древних книг наш ум давно уже постиг". Философская направленность ее поэзии полной глубоких раздумий о реалиях жизни человека и страны, заставляет нас вновь возвращаться к прочитанному. Любая тема подвластна ее поэтическому слову. Чуткий слух улавливает не просто звуки - "Я слышу, как Муза поет". Метафоричность строк, обращенных к музе, отражает присущий поэзии Татьяны Кайсаровой стиль:

"Замкну дорогу в круг,
Сверну в рулон пространство
И брошу время россыпью в песок:
Тут мешкать недосуг,
Коль знаешь, что удастся
Услышать Музы тонкий голосок"

И Муза явно благоволит поэту: даже словосочетание "катаклаза жуткий скрежет", которое, как может показаться, не характерен для её образного ряда, вдруг неожиданно органично вписывается в поэтическую канву стихотворения:

"До смены века считанные дни.
Слышнее катаклаза жуткий скрежет,
Как будто бы стекло ножами режет
Безумный кто-то... Кто зажег огни
Чтоб век не просчитался при посадке?..."

Природа - во всех стихах, без исключения, - живое существо, наделенное разнообразными человеческими чувствами, с их извечным противостоянием.
Один только пример:

"Степь ночная окликнула Космос,
глянул месяц недобро и косо,
Странно дрогнула в небе звезда,
Предвещая - крадется беда!
Но другая звезда засияла,
Словно верила, будто бы знала,
Что все беды нисходят на нет,
Обещала надежду и свет".

В стихах Татьяны Кайсаровой проявился особый дар - умение запечатлеть тончайшие оттенки состояний человеческой души. Именно отсюда и полная слиянность поэта с природой; и целая гамма настроений в описании сменяющих друг друга времен года; и целомудренность в проявлении чувств любви и нежности - они как блики зарниц, отражающиеся в водной глади темной ночью; идиллическая картина семьи - почти как в "Песне о себе" Уолта Уитмена; здесь и иронические, но отнюдь не веселые зарисовки в "диалоге" задиристого петуха со старым скептиком - видавшим виды скрипучим забором; сюда же можно отнести и замечание поэта: "Так тень от Домского собора надеется собором стать" - из грустного стихотворения о разлуке:
Впечатления бесконечно разнообразны: поэт нанизывает одно наблюдение за другим, ведет читателя через калейдоскоп жизни, через "тревогой напоенной пространство"; но даже там, где поэт говорит о неизбежности конца жизни, - он видит в нем "начало всех начал".
Нельзя не отметить гражданственность позиции автора - она пронизывает каждую строку не только стихотворения "До смены века считанные дни", с его трагическим мироощущением, в котором уже невозможно, даже если бы и захотелось, "найти былое "Я"; и "плавное падение звезды" здесь - не всегда к осуществлению загаданного счастья: ведь "где - то тихо падает звезда, чтоб лечь на крест литой табличкой меди":
Поэтическое слово Татьяны Кайсарвой несет "огромный энергетический и нравственный заряд", и для нее так важно, чтобы человек не только постоянно ощущал "мерцание времени у жизни за плечами", но и видел, как "от счастья смеется звезда".
Несомненно, читателю захочется продолжить общение с поэтом, ибо

"Где-то там, в пространстве безграничном,
Осталось все, чего не видит взгляд, -
И мысли беспокойные летят
Туда легко, стремительно, привольно: "

По всей вероятности, все, пока ещё не найденное и не уловленное поэтом в необозримом пространстве нас окружающем, будет отражено в новых стихах Татьяны Кайсаровой, и станет отзвуком нашего времени.

Нина Северикова,
кандидат философских наук,
научный сотрудник
кафедры истории русской философии
философского факультета МГУ.

Газета "Московский университет" ? 37 (4098), 2004г., октябрь.
































































































































































































































































































































































































"Где-то там, в пространстве безграничном,
Осталось все, чето не видит взгляд, -

 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик