Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Я - ДАР БОЖИЙ
О жизни и твочестве Леонида Губанова
(к 20-летию со дня смерти. 1946-1983)
 
  
 

Мне хочется сразу привести стихотворение, из которого я
выбрала, и не случайно, строчку для названия статьи. Не могу и
не хочу себе в этом отказывать...
Я - дар Божий, я, дай Боже, нацарапаю
Улыбнутся ветлы: на царя, поди?
И заплещут - берег наш любимый,
И за плечи белые обнимут.
Скоро теплый ливень красных губ -
Подставляй лицо, гори под струями
И твори, лепи себя, как в студии -
Скоро-скоро тёплый ливень губ.
Скоро, одиночеством запятнанный,
Я уйду от мерок и морок
Слушать зарифмованными пятками
Тихие трагедии дорог,
Замирать и бить в ладоши гусем,
Ждать, когда же, наконец, от горя
Пастухи, беременные Русью,
Стадо слов к моим устам погонят.
1963 г.

Только в 2003 году, наконец-то впервые увидело свет
наиболее полное собрание стихов уникального и для многих
неизвестного, в силу хитросплетения объективных и субъективных
причин, поэта. Издание, тиражом 30000 экз. составлено и подготовлено
к печати вдовой поэта Ириной Губановой.
Вышла книга под названием "Я сослан к Музе на галеры:",
вмещающая более 700 стр. вышла в издательстве "Жизнь" в серии -
"Поэтическая библиотека". Предисловие написал Ю. Мамлеев,
назвав его "Поэзия священного безумия". В конце книги - бесценные
воспоминания тех, кто знал Л. Губанова лично и тех, кто
непосредственно интересовался его творчеством и глубоко
ценил его.
Губанов был не только членом, но и инициатором создания
теперь уже легендарной группы СМОГ ("Самое молодое общество
гениев", "Смелость, мысль, образ, глубина"), возникшей в 1965 году.
Презентация книги Л. Губанова состоялась в библиотеке
им. Д. Фурманова, что на Беговой ул., где смогисты впервые
заявили о себе. Этот удивительный вечер произошел по инициативе
Московской организации литераторов, её председателя Д. Цесельчука
и координатора Союза литераторов России Н.Давыдовой.
Звучали яркие выступления поэтов-смогистов Аркадия Пахомова
и Владимира Бережкова, которые не только читали свои стихи и
стихи посвященные Л.Губанову, но и делились воспоминаниями о
поэте, о их былом творческом их общении. Блистательно
владеющий словом Александр Мирзоян, умело обобщил сказанное.
Аудитория, в основном состоящая из людей творческих, очень
быстро уловила ту самую творческую "смогистскую" атмиосферу.
Многие читали свои стихи.
Сегодня поэта Леонида Губанова почти не знают, или знают
весьма немногие. Вот несколько строк из его биографии.
Поэт родился в 1946 году в Москве. Крещён в церкви Святой
Троицы, что на Воробьевых горах. Мать - сотрудница ОВИР,
отец - инженер. По окончании вечерней школы Леонид работал
пожарным, в театрах им. Станиславского и на Малой Бронной ,
фотолаборантом в Торговой палате, был почтальоном и рабочим в
булочной. В 1964 г журнал "Юность" опубликовал его стихотворение
"Художник". Больше, при жизни поэта, на его родине не было
напечатано ни строки.. В 1965 году Леонид Губанов организовал
"Самое Молодое Общество Гениев" (СМОГ). Сейчас уже трудно
сказать, что больше повлияло на то, что дорогу к печатным изданиям
Гуланову закрыли прочно и, казалась, навсегда: публикация в
"Юности", за которой последовало 12 злобных фельетонов или
СМОГ с его скандальной известностью? В 1983 году поэт скончался
в своей московской квартире на улице Красных зорь. Похоронен
Леонид Губанов на новом Хованском кладбище в Москве.
Ю.Мамлеев, во вступительной статье к вышеупомянутой книге,
говорит о том, что ещё при жизни поэта, многие считали, что его
поэзия совмещает в себе черты творчества Есенина и Маяковского.
Думаю что, скорее всего, это не так. Он, Губанов, открыл
совершенно новый пласт русской поэзии. Он совершил
беспрецедентный провыв сквозь сложившуюся советскую
культурную реальность. Однако у Мамлеева можно прочитать и
следующее: "Было в его стихах нечто иное - презрение к логике и
выход, благодаря этому, на уровень "поэзии безумия", точнее
"священного безумия", как это определяли древние. Да, это был и
авангард, и есенинская надрывность, и "священное безумие", и
потайной смысл:". Тут он, скорее всего, прав.
А вот что пишет, вспоминая Л. Губанова, Петр Вегин.
:Передо мной стоял смущенный, очаровательный отрок, именно
отрок, а не юноша, ибо его синеглазость была рублевско-сказачной,
которая если и сохранилась ещё, так это в далёких северных
деревнях.
"Это я, Лёня Губанов", - произнёс он, шаркая ногами по
половику, хотя на улице было сухо. На вид ему было лет 16, но
оказалось, что уже 18 - большая разница:
"Полина, полынья моя:" - начал читать Лёня, и с первых же
строк, возможно не во всём точных, но безумно искренних и
красочных, он очаровал меня: Ему нравилось читать - и это было
приятно. Нельзя было не очароваться этим мальчиком, более
всего похожим тогда на незатейливую внешне, но неповторимую и
волшебную деревянную церквушку в какой-нибудь, забытой
людьми и Богом, русской глуши:

ПОЛИНА ( из поэмы)

"Полина! Полынья моя!
Когда снег любит, значит лепит,
а я, как плавающий лебедь,
в тебе, не любящей меня.

Полина! Полынья моя!
Ты с глупым лебедем свыкаешься
и невдомёк тебе, печаль моя -
что ты смеркаешься, смыкаешься,
когда я бьюсь о лёд молчания.

Снег лепит то мукой, то мукой,
Снег видит - как чернеет лес,
как лебеди, раскинув руки,
с насиженных слетают мест:"

"Этот вихрастый сероглазый паренёк - находим мы в
"Континент, Москва-Париж" ? 78,1944 - такой простецкий на
вид, произнося свои строфы, приходил в экстатическое состояние,
шаманил. Сумасшедшая метафоричность, совершенно необычная
пластика образов, лексические пласты, не свойственные тогдашней
"эстрадной" поэзии - всё это ошеломляло:"
Читаю Губанова. Читаю ещё и ещё: Я не ведаю с чем сравнивать
то, что слышит душа моя, затравленная "заморочками" века? И
надо ли сравнивать? Не могу, да и не хочу, оторваться от читаемого,
чтобы снова окунуться в обыденность, полную проблем и людского
равнодушия. Но вот парадокс - Губанов пишет о той же самой жизни.
Вопрос в том - как он эту жизнь видит и, в то же время, как я
воспринимаю энергетику и необычность его стиха. Магия
губановского слова держит меня в состоянии восторженного
напряжения. Тот, вольный или невольный, алогизм, который то и
дело, чудным промельком, пронизывает строки, воспринимается
превыше любой логики. Ни одно из его стихотворений нельзя
назвать выброшенной в отвал пустой породой. Поэзия Леонида
Губанова - это ещё мало изведанный и вовсе не исследованный
мощный духовный, культурный, пласт, подлежащий внимательному
рассмотрению и тщательному анализу. Нам ещё предстоит
прикоснуться к его творчеству, почувствовать всю силу его
воздействие на русскую поэзию.

"В каморке сердца грустно и светло.
И теплятся два новых увлеченья,
и девочка воздушная в метро
спешит к альбому или на вечерню.
Я почерк её бисерный кляну
и мраморные виллы обещаю,
и нищую привязанность к вину
на тротуарах узеньких встречаю.
Целую в лоб весёлею шпану,
в сырых подвалах жду седьмого неба.
Я почерк её бисерный кляну
и паутину радужного крепа.

По коридорам злобы и тоски
давно не слышно шага фаталиста.
В коморке сердца стынут образки,
дымятся сплетни, харкают горнисты.
А мне и губы больно приложить
к святой доске, что с ликом Божьей Матери,
всё время лгать и на алтарь спешить,
пока тебя цыганки не взлохматили.

Посторонитесь липкие уста,
посторонитесь бабки повивальные,
связать два слова за спиной Христа
и угадать - какое погребальное?
Потом святых пророков помянуть,
Крестить поэму не в реке, а в речи,
потом столетью плечи повернуть
туда, где жгут малиновые свечи:"

"Крестить поэму не в реке, а в речи:" - только вдумайтесь в
смысловую сущность сказанного - это же открытие. Русские слова
и не только такие как: "река, речь, нарекать, перечить, обречь,
отречься:" бесконечно и вечно творят чудеса земные. Сколько
перед поэтом смысловых и образных блоков, сопоставлений,
противоречий, открытий:
Или, возьмём другую строку ":туда, где жгут малиновые
свечи:" Казалось бы, почему малиновые? Но тут же вспоминается
благостный "малиновый" колокольный звон. Именно потому и
надо поэту "повернуть столетью плечи" в ту сторону, где жгут
"малиновые свечи", в сторону вено ожидаемой людьми Божьей
благодати.
Читателю остаётся только извлечь из поэзии Л. Губанова
близкое именно его душе, удивиться и восхитится столь неожиданным
обращением с русским словом, благодаря которому поэт дарит
нам, еще неизведанное чудо своего восприятия мира.
Поздравляю многих из вас с открытием для себя замечательного
русского поэта Леонида Губанова. С его поэзией Вы
можете познакомиться не только, купив по счастливому случаю,
книгу его стихов, но и, в ближайшее время, по internet адресу:
http://www.kaisart.sitecity.ru на сайте "Пространство озарения"
в разделе "Поэты и поэзия".


Татьяна Кайсарова,
Сотрудник Центра СМИ МГУ,
Газета "Московский университет"






 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик