Предыдущая   На главную   Содержание
 
 
 
  
 



ШАГРЕНЕВЫЙ ЗАКАТ
(цикл)

Шагреневая кожа. Краток шаг.
Исчезнет свет, и день уже сникает.
Закат ликует - у него аншлаг!
Он просит тишины - шумы смолкают.
Фантастика: в кромешной тишине
Рыдает филин гулко и тревожно -
Едва затихнет - всплески на волне:
Нащупать выход просто невозможно -
Искать в потёмках, разум презирая?
Я в эти игры больше не играю!
(акростих)

1
Отмучился шагреневый закат,
тревожны зовы птиц потусторонних,
и филин чьё-то имя наугад
кидает в темноту и глухо стонет.
Нет, не твоё! Но как темна вода,
и полночь без луны и без надежды,
лишь отблески в рыбацких неводах,
затерянных в лагунах побережья:
Молчи, молчи. Тебя я не отдам!
Бегу, скольжу, и плачу, и сплетаю
обрывки радуг. Нет, не отпускаю!
Я рядом, слышишь? Я не верю снам
неправедным, безжалостным, неверным,
мрачны и слепы сонники беды.
Не верю снам и сонникам не верю!
Но стонет филин и тревожен ты!

В любом из нас спит Гений. И с каждым днем все крепче...

2.
Оставь свой храм. Здесь время не живёт
ни мыслью, ни строкой. Пустое - немо!
Лишь сонных мух замедленный полёт
над кружкою питья с укройкой* хлеба.
Здесь дни прошли случайным сквозняком,
и кто-то пил свой черный чай, и страх
был первым неуслышанным звонком
в его душе, в его ночных глазах:
Беги не медля! С чистого листа
Заставь творить свой гениальный ум!
Всё сладится, сожмется пустота,
рассеется дремучих мыслей шум.

3.
Два росчерка, два звука, два мазка,
и тень шиповника, чьи корни сонны.
Два смысла, два невнятных языка -
и даль темна и пропасти бездонны:
Пространство ограничено чертой,
предательской чертой несоответствий.
Обрывки слов, испуганной листвой,
уже летят к ногам недоброй вестью.
Ни белый шум, виденьям вопреки,
ни блёклый китч кленового наряда
не переводятся на языки
охваченных безумьем веток сада!

4.
Испуганный крик потревоженной птицы.
И звёзды так медленно падают вниз,
как будто уже ничего не случится
от первого снега, до поздних зарниц.

Во тьме немоты небывалое сниться:
кофейные звезды и тени теней,
но вдруг ощущаю: скрипят половицы
слепой ноосферы - ты сходишь ко мне!

И пенится кофе и чай остывает,
За окнами небо, как тающий снег:
Лишь в наших широтах такое бывает,
чего, как и счастья не хватит на всех!

5.
Над уходящим временем, над той,
плывущей в пустоте вселенской пылью,
над горькой ежедневной суетой
и не достойной продолженья былью,
так страшно приглядеться и понять,
увязнув взглядом в сумраке озимом,
что некому грядущее унять,
и уберечь от снов невыносимых.
Не в вечных небесах и не внизу
никто не отозвался, не приник,
не высушил кипящую слезу:
ни Бог, ни растерявшийся двойник...
тот, мой смешной и на меня похожий,
веселый, грустный, потерявший сон,
забывший тапки у меня в прихожей
и даже свой мобильный телефон.

6.
Нет, не страшно в сумерках сознанья:
всё едино - темнота и свет.
Пройдены пороги узнаванья,
нет нужды для пересчета лет.

Комната пустая, плачет Фрейд,
Нервными шажками бродит Кафка:
Вне сознанья будущего нет,
потому и прошлого не жалко.

Черному по бЕлу не писать,
в хаосе до истин не добраться -
белой белкой по лесу бежать,
в кипенном пространстве затеряться:

7
Вдруг покажется: нет ни костра, ни огня, ни воды,
только утренний пепел, прибитый рассветной росой.
Стрекозиная ласка и всё: ни любви, ни вражды,
серый утренний полог и вкрадчивый дождик косой:
Твой обманчивый дом - незавидная участь, поверь.
Сто путей, сто чудес, сто дверей, сто тревог на краю:
Тридевятым ключом отпирай тридесятую дверь,
и на раз сочини, что и вправду проснулся в раю.
Что и вправду она, что и вправду вовеки одна
твоя странная участь, открывшая бездну души,
и закаты хмельны, и безмерна озер глубина...
Только ты не спугни, не дыши, не спеши, не спеши!

8
Во тьме твоих пещер мышиный гон и холод,
во тьме твоих ночей невнятная луна.
Твой ум скорее стар, чем бестолково молод,
но истинных Богов не помнит имена.
Там за зрачками тьма гнетущего всезнанья -
кому оно теперь, бесценное твоё?
Попробуй, оглянись - волна непониманья,
нелепый карнавал и зообытиё.
Твой удивлённый взгляд огромней сна и страха.
Искусство постигать и помнить, и уметь,
кто сможет оценить? Истлевшая рубаха
твоих страстей с тобой, но брошенная сеть
не принесёт улов в стоячих мутных водах.
За истиной нырять уже прошёл черёд:
ни музыки миров, ни воздуха свободы:
Но мниться белый свет и вертикальный взлёт.

9.
В КРЕЩЕНЬЕ

Водоёмы и реки белы,
берегут потаенные воды.
Из Крещенской предутренней мглы
в прорубь снежную падают своды.

В это утро молюсь о тебе.
Снег растает святою водою,
и изменится что-то в судьбе
под твоей голубою звездою.

Холодна моя светлая грусть,
как святая вода на Крещенье.
О тебе в это утро молюсь,
слышу ангелов тихое пенье.


10.
В просторы виртуальной тишины
легло твоё взволнованное слово.
Душа кричала, разделить готова
с тобою чувство боли и вины.
В окне зима болела декабрём
и облаков взлохмаченные клочья
летели, как слова и многоточья:
и дождик не дружил с календарём!
Томилась, не согласная с собой,
была и с целым миром не согласна.
Не сопричастная - была причастна
к тому, что обозначено судьбой.
О, лёгкий ангел света и добра,
от безысхода заслони крылом,
благословенным отогрей теплом,
хотя бы в эту полночь - до утра!

11..
Назойливый шум мегаполиса,
седая озёрная мгла -
два душные мира, два полюса,
и два разведённых крыла.

Вслепую, растерянно, ощупью
находят друг друга слова,
как ливни немые над площадью,
в туманном бреду острова:

Из мрака глухого безумия
не виден холодный рассвет:
Не Богом единым придумано
всё то, чему имени нет.

Но ты возвратись отрешением
в мои голубые сады.
Смотри: происходит смещение
прилунного глянца воды,

закатной шершавой окалины,
светящихся уличных сот,
столичной бескрайней окраины,
перуновых диких широт:

Вернись в это зябкую изморозь,
седую осеннюю муть,
поверь, что нелепую избранность
обратным письмом не вернуть!

Но здесь, над озёрною тиною,
в пути меж землёй и судьбой,
мы станем душою едиными
на вечные веки с тобой.

12.

Войду в своё пространство немоты,
глаза закрою, выберу молчанье.
Со мною ожидание и ты -
слепой восторг и зрячее отчаяние!
Иные, не поросшие быльём,
твои черты пока неразличимы,
но легкое дыхание твоё
сливается с моим: Причина
в немыслимом витке воображенья,
где жизнь со смертью на земных холмах,
приводят неподвижное в движенье
и если не впрямую, то в умах.
Сквозь тонкий растр угрюмого рассвета
течёт судьбы парное молоко:
В шершавой полутьме ты рядом где-то,
я точно знаю и дышу легко.
Еще ладони холодны, как лёд,
но ощутим внезапный запах сада -
жасминовый, пьянящий: и полёт
приходит сразу, ожидать не надо.
Там, в рвущейся на части тишине,
в прохладе, растворяющей пространство,
рассудок повинуемся не мне,
а птичьей суете непостоянства.
Я падаю, не находя преграды
в густые сети страха и вины,
куда-то за пределы сна и сада,
гремящих гроз и мертвой тишины.
Исчезнет мир и возродится снова,
Отступит страх и в полной пустоте
ты будешь рядом, прошептавший слово
в непостижимой, сущей красоте.



 
Best Wallpapers For You Sugrob Soft: Софт Руссификаторы Mp3 Video и прочее Получить трафик